16+
Вторник, 9 августа 2022
  • BRENT $ 95.07 / ₽ 5776
  • RTS1083.52
1 июля 2022, 23:44 Компании

Имущество оператора нефтегазового проекта «Сахалин — 2» передали государству

Лента новостей

Акционеры «Сахалина — 2» — в том числе британо-голландская Shell и японские компании. На каких условиях они могут остаться в России или же уйти?

Завод на Сахалине по производству СПГ, входящий в проект «Сахалин — 2».
Завод на Сахалине по производству СПГ, входящий в проект «Сахалин — 2». Фото: Александр Семенов/ТАСС

Имущество, права и обязанности компании — оператора проекта по производству СПГ «Сахалин — 2» перешли к государству. Об этом свидетельствует указ президента. Иностранные участники проекта смогут в нем остаться, а если откажутся, то их доли будут проданы.

По большому счету Россия на примере «Сахалина — 2» тестирует новые взаимоотношения с иностранными компаниями из недружественных стран. Оператор газового проекта «Сахалин энерджи» был зарегистрирован на Бермудских островах. Но, согласно указу президента, эту компанию заменит российское ООО. «Газпром», который сейчас контролирует «Сахалин энерджи», получит в этой компании пропорциональную долю. И по точно такому же сценарию акции предложат иностранным компаниям — это японские гиганты Mitsui и Mitsubishi и британо-голландская Shell.

Если же они не захотят получить свои доли, то они будут проданы, а деньги переведут на спецсчета. Но это не значит, что иностранцы их сразу получат. Сначала правительство проведет аудит, выяснит, не бы ли нанесен России ущерб. Если да, то определит сумму, которую потом вычтет. И тут уже простор для фантазии большой — был ли ущерб и какой именно. То есть у иностранных компаний, возможно, будут шансы лишиться какой-то части своей собственности в России. Или же остаться при своих, просто дать согласие на получение доли в российском ООО и работать исключительно в рамках российского права. Комментирует ведущий эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергобезопасности Игорь Юшков:

Игорь Юшков Игорь Юшков ведущий эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергобезопасности «Теперь нынешними действиями Россия ставит вопрос, что те, кто заявил, прежде всего Shell, о том, что уходит из этого проекта, они как кот, который долго мяукал перед дверью, ему дверь открыли, а он не уходит. Или вы подтверждаете, что остаетесь, и тогда вы предпринимаете действия, в данном случае переоформление своей доли на новое российское юридическое лицо, либо, если вы и дальше продолжаете ничего не делать, просто останетесь за бортом этого проекта и де-факто из него уйдете. А государственная компания либо «Газпром» уже самостоятельно сможет продать эту долю дружественным компаниям, компаниям из дружественных стран, либо из Китая, либо из Индии. Ничего не меняется для иностранцев, нужно только подписать бумаги».

В Shell пока не отреагировали на новые правила, там их пока оценивают. И в то же время заявляют, что компания всегда действовала в интересах «Сахалина — 2». Но еще в конце февраля корпорация сообщила о выходе из совместных с «Газпромом» проектов, включая «Сахалин — 2». Японские участники, как пишут СМИ, сейчас опасаются, что новые условия могут быть для них невыгодными и компании не смогут получать ту прибыль, что получали раньше. А также предполагают, что подобные меры могут распространить и на другие проекты в России, где участвуют японские компании, в том числе «Сахалин — 1» и «Арктик СПГ — 2».

Для Японии в первую очередь очень важен «Сахалин — 2», потому что большая часть производимого там сжиженного природного газа как раз поступает в эту страну, что логично, учитывая географическую близость. И этот газ покрывает почти 9% потребностей Японии в СПГ. И, кстати, в отличие от Shell, японские компании не планировали покидать проект, напоминает замдиректора Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев.

Алексей Белогорьев замдиректора Института энергетики и финансов «Японские компании не собирались уходить из «Сахалина — 2», и, более того, японское правительство настаивало на том, чтобы они оставались. Но это связано с тем, что «Сахалин — 2» обеспечивал гарантию надежных и относительно дешевых поставок СПГ на японский рынок — порядка 6 млн тонн в год. А Япония всю свою стратегию энергетическую выстраивает вокруг гарантированных поставок, чтобы продукция этих проектов шла преимущественно на японский рынок».

Вполне вероятно, что новые правила будут применять и для других международных проектов в России. То есть иностранцев и дальше могут ставить перед выбором: либо они продолжают работать у нас и получать прибыль, либо если они хотят уйти по политическим причинам, то придется продавать акции. И еще неизвестно, по какой цене. Но показательно заявление Александра Шохина — глава РСПП недавно сообщил, что зарубежные компании, продающие российские активы, получают половину от их рыночной стоимости. Что подтвердил и глава Минфина Антон Силуанов: просто так продать активы иностранцам здесь не разрешают. Сначала нужно получить согласие профильного ведомства. И лишь после этого возможна продажа, но с дисконтом не менее чем 50%.

Для нас, конечно, важно, чтобы ключевые партнеры не уходили, так как они не только получают прибыль, но еще и делятся своими технологиями, а для иностранцев уход — это финансовые потери. И как весной писала Financial Times, выход Shell из «Сахалина — 2» может стать для британцев кошмарным и потерять компания может до 5 млрд долларов. Зато есть выбор. Когда против России вводили санкции — нам выбора не оставили.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию