16+
Вторник, 28 мая 2024
  • BRENT $ 84.24 / ₽ 7450
  • RTS1174.75
15 февраля 2022, 18:40 Политика

Переговоры Путина и Шольца. Главное

Лента новостей

Отвечая на вопрос о войне, президент РФ сказал: «По поводу — хотим мы этого или нет. Конечно, нет». Шольц при этом назвал «хорошим знаком» отвод российских военных к местам дислокации после учений

Олаф Шольц и Владимир Путин.
Олаф Шольц и Владимир Путин. Фото: Сергей Гунеев/Reuters

Обновлено в 19:18

Президент РФ Владимир Путин и канцлер ФРГ Олаф Шольц завершили переговоры. Они продолжались больше трех часов. Затем политики вышли к журналистам.

Как сообщил Путин, переговоры были конструктивными и деловыми. По его словам, «Россия будет стремиться к тому, чтобы договориться дипломатическим путем по вопросам о гарантиях безопасности». Он отметил, что в ответах НАТО и США по этому вопросу есть моменты, которые Россия готова обсуждать, включая РСМД и «военную транспарентность». Но Россия не может закрывать глаза на то, как США и НАТО «достаточно вольно и в свою пользу» трактуют принцип неделимой безопасности, подчеркнул российский президент.

Также Владимир Путин говорил о газе. По его словам, даже в период высоких биржевых цен на топливо и его дефицита Россия поставляла газ ФРГ по ценам долгосрочных контрактов. Москва обеспечивает более трети потребностей Берлина в нефти и газе. И по очень привлекательным ценам, добавил Путин:

«Господин Шредер поддержал тогда строительство «Северного потока — 1». И сегодня Германия получает 55 млрд кубических метров газа по этому маршруту. И этот газ поступает по долгосрочным контрактам, которые в три-пять, а на пике цены на споте в Европе в семь раз были ниже, а сейчас раз в пять ниже, чем на споте. Немецкий потребитель — и промышленный потребитель, и бытовой потребитель, домохозяйства — получают газ из России в пять раз дешевле. Пусть немецкий гражданин откроет кошелек, посмотрит и ответит себе на вопрос, готов он в три-пять раз больше заплатить за электроэнергию, за газоснабжение, за тепло? И если ему не хочется это делать, пусть скажет спасибо господину Шредеру, потому что это результат его работы».

В свою очередь канцлер ФРГ Олаф Шольц сообщил, что высказал Путину свою оценку ситуации с безопасностью в Европе: по его словам, срочно нужна деэскалация вокруг Украины, «война не должна начаться». Отвод российских военнослужащих к местам дислокации после учений Шольц назвал «хорошим знаком». При этом канцлер заверил, что дипломатические усилия в ситуации вокруг Украины не исчерпаны.

Пару слов Шольц сказал о встрече с Владимиром Зеленским, которая состоялась накануне в Киеве:

«Здесь необходимы подвижки и, конечно, прогресс. Поэтому хорошо, что президент Зеленский вчера твердо пообещал, что в рамках трехсторонней контактной группы, которая работает в рамках «минского процесса» и где встречаются все вовлеченные стороны, очень скоро [появятся] все предусмотренные законопроекты по статусу восточной Украины, по изменению конституции и по подготовке выборов. Сейчас мы должны действовать мужественно и ответственно. Для моего поколения война в Европе стала невообразимой, но нам нужно сделать так, чтобы это так и осталось, наша обязанность как глав государств и правительств воспрепятствовать тому, чтобы в Европе возникла военная эскалация».

После брифинга двух лидеров настал черед вопросов от журналистов. Российского президента спрашивали, будет ли война в Европе и может ли он исключить нападение на Украину.

Отвечая на них Владимир Путин сослался на реплику Шольца о том, что его поколение не хочет войны в Европе. Затем стороны обменялись репликами о Югославии и геноциде:

Путин: Что касается войны в Европе. Господин федеральный канцлер только что сейчас сказал, что люди его поколения (а я отношусь к его поколению) с трудом себе представляют какую-то войну в Европе. И сказано это, конечно, применительно к ситуации вокруг Украины. Но ведь мы с вами были свидетелями войны в Европе, развязанной как раз блоком НАТО против Югославии. Крупная военная операция с нанесением ракетно-бомбовых ударов по одной из европейских столиц — по Белграду. Это же было? Без санкции Совета Безопасности Организации Объединенных Наций. Это очень плохой пример, но он был. Это первое. Второе. По поводу — хотим мы этого или нет. Конечно, нет. Именно поэтому мы и выдвинули предложение о переговорном процессе, результатом которого должна быть договоренность об обеспечении равной безопасности всех, включая нашу страну. К сожалению (и мы уже об этом говорили), предметного конструктивного ответа на сделанные нами предложения мы не получили.

Шольц: Я думаю, что в ситуации, которая сейчас сложилась, важно использовать все возможности, позаботиться о том, чтобы мирное развитие было возможно. Подчеркну, что в Югославии несколько другая ситуация царила. Там была опасность и угроза геноцида, и этому необходимо было воспрепятствовать. И я очень доволен, что там все мирно развивается, что народы Балкан нашли перспективу в направлении ЕС. Все это очень добрый знак.

Путин: Позволю себе только добавить, что, по нашим оценкам, то, что происходит на Донбассе сегодня, — это и есть геноцид.

Уже после встречи Олаф Шольц заявил, что продолжительность беседы с Путиным стала хорошим знаком. Тем для продолжения разговора достаточно, добавил канцлер. При этом он отметил, что использование Путиным слова «геноцид» применительно к Донбассу является неправильным. Итоги встречи Путина и Шольца подводит гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов:

— Мне кажется, главный итог этой встречи состоит в том, что новый канцлер подтвердил преемственность внешней политики Германии, в том числе и на российском направлении. И эта преемственность в целом соответствует интересам РФ. Конечно, учитывая то, что коалиция только сформировалась, а портфель министра иностранных дел получила партия «Зеленых», наверняка были определенные опасения относительно того, как может измениться отношение Берлина к целому ряду направлений нашего сотрудничества. Это, конечно, и «Северный поток — 2», и взаимодействие по линии гражданского общества. Конечно, не всегда Германия является удобным партнером для России, но все-таки среди крупных европейских стран Германия, пожалуй, наиболее важный наш партнер. Если посмотреть на цифры торговли, на объемы накопленных немецких инвестиций в РФ, то Германия тут выделяется среди всех других стран, и очень хорошо, что такой диалог состоялся. Хотелось бы надеяться, что он будет иметь продолжение в виде контактов на уровне отдельных министерств и ведомств.

— То, что обсуждали, можно назвать позитивной повесткой?

— Мне кажется, что да. Действительно, украинскую тему сейчас трудно обойти. В Европе, как и в США, существует определенный психоз, связано это с угрозой так называемой российской агрессии, но тем не менее важно и то, что этой темой разговор не ограничился, фон этой встречи был позитивный.

Ранее генсек НАТО Йенс Столтенберг говорил, что НАТО хочет увидеть от России «существенный отвод сил, а также тяжелой военной техники» от границы с Украиной. Еще он сказал об «осторожном оптимизме» в связи с сигналами «со стороны Москвы о том, что дипломатические усилия должны продолжаться».

Складывается впечатление, что в глазах коллективного Запада «деэскалация» означает полное разоружение и, по сути, ликвидацию армии. В противном случае шанс напасть будет всегда, говорит заведующий сектором отдела европейских политических исследований ИМЭМО Павел Тимофеев.

Павел Тимофеев заведующий сектором отдела европейских политических исследований ИМЭМО «Понятие «деэскалация» достаточно общее, и каждый трактует его, как ему удобно. Понятно, что для нас деэскалация означает урегулирование общей ситуации в районе Донбасса, отсутствие перспектив наступления украинской армии на Донбасс, отсутствие продвижения натовской инфраструктуры, натовских контингентов к нашим границам. Со стороны европейских стран, прежде всего они смотрят на то, насколько большие контингенты развернуты на границе с Украиной, насколько эти контингенты сильно снабжены тяжелой техникой, насколько сильный у них потенциал, чтобы совершить этот первый бросок. Поэтому наши западные партнеры постоянно подчеркивают, что они встревожены тем, что на территории России, на границе с Украиной идет накопление сил, хотя мы указывали, что речь идет о достаточно регулярных учениях. А мы со своей стороны стараемся акцентировать внимание на потенциале украинской армии, переброске оружия с Западной Европы на Украину, на что Запад предпочитает внимание не обращать. Понятно, что это еще один фронт дипломатического противостояния».

Также Столтенберг заявил, что Россия в случае признания самопровозглашенных ДНР и ЛНР нарушит международное право и непосредственно Минские соглашения. Тем временем депутаты Госдумы решили направить Путину обращение о признании ДНР и ЛНР.

Сегодня, 15 февраля, британские издания The Sun и Mirror со ссылкой на данные американской разведки заявили, что вторжение на Украину якобы запланировано на 16 февраля. Агрессия, по информации газет, должна начаться ровно в 4 часа утра по Москве. А глава МИД Великобритании Лиз Трасс назвала «нападение» на Украину весьма вероятным, несмотря на отвод войск. Highly likely — так выразилась Трасс.

Вопрос предполагаемого «вторжения» российских войск на Украину был в центре внимания на пресс-конференции главы МИД Сергея Лаврова по итогам переговоров с главой МИД Польши, председательствующей в ОБСЕ, Збигневом Рау.

Но отдельно Лавров высказался о российских военных учениях:

«Я комментировал раньше спекуляции по поводу того, что российско-белорусские учения затеяны, чтобы напасть с севера на Украину, захватить Киев. Эти сценарии, совершенно параноидальные, публиковались многократно, причем солидными средствами массовой информации. Но, видимо, ажиотаж и та потребность, которую испытывают дирижеры и сценаристы всех этих действий, довлела и над СМИ. Запад ведь какую сейчас занимает позицию: требуем, чтобы Россия прекратила свои учения, чтобы она отвела свои войска. Россия как планировала, так и выполняет свои планы. Пришла пора частично завершать эти учения — они начинают возвращаться в места постоянного базирования. И я вас уверяю, Запад, если еще не сказал, обязательно скажет: вот видите, мы как нажали на них, как Байден цыкнул, они сразу испугались и выполнили наши требования. Это торговля воздухом. Наши западные коллеги преуспели в этом весьма и весьма, нам учиться надо таким фортелям, которые они выкидывают, но подчеркну еще раз: мы на своей территории будем делать то, что нам надо, что мы считаем необходимым для своей безопасности».

После того как Сергей Лавров несколько раз прокомментировал тему о предполагаемом вторжении, один из польских журналистов его снова спросил: «То есть вторжения не будет?» В ответ Лавров кивнул, улыбнулся и сказал своему коллеге: «Какой непонятливый у вас журналист».

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию