16+
Вторник, 28 мая 2024
  • BRENT $ 83.15 / ₽ 7375
  • RTS1173.92
24 января 2022, 12:53 Политика

Каляпин: «Каждый, кто говорит: «Рамзан, ты неправ», немедленно становится террористом»

Лента новостей

Глава Чечни Рамзан Кадыров назвал «террористами» главу «Комитета против пыток» Игоря Каляпина и журналистку «Новой газеты» Елену Милашину в связи с ситуацией вокруг семьи бывшего судьи Сайди Янгулбаева, который был вынужден покинуть страну

Игорь Каляпин.
Игорь Каляпин. Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Обновлено в 16:48

Рамзан Кадыров назвал «террористами» главу «Комитета против пыток» (юрлица организации и она сама были признаны иноагентами, сейчас она работает без регистрации) Игоря Каляпина и журналистку «Новой газеты» Елену Милашину.

Обвинения фигурируют в рамках нового поста главы Чечни в своем телеграм-канале о семье бывшего судьи Сайди Янгулбаева и о «так называемых правозащитниках». К ним Кадыров причисляет и Каляпина с Милашиной. По его версии, они «зарабатывают на теме Чеченской Республики и чеченцев». «Если есть в России закон и правоохранительные органы, то обращаюсь к ним: задержите этих пособников террористов», — заявил он.

Кадыров не в первый раз обвиняет правозащитника и журналистку в терроризме. Высказывания в адрес главы «Комитета против пыток» начались еще в 2014 году. Тогда Каляпин обратился в Генпрокуратуру и СК после требования Кадырова выселять из Чечни родственников боевиков и сжигать их дома.

Критика Елены Милашиной началась весной 2020 года после статьи журналистки о ситуации с ковидом в Чечне. Кадыров попросил ФСБ и администрацию Путина повлиять на издание, а самой Милашиной угрожал убийством.

Business FM поговорила с Игорем Каляпиным о том, как он относится к обвинениям и почему сейчас преследуют семью бывшего судьи Чечни Сайди Янгулбаева.

— У Рамзана Ахматовича террорист или как минимум пособник террористов — это любимое [ругательство]. Он не особенно следит за языком, он иногда российскому МИД проблемы создает, когда начинает какие-то международные новости комментировать, чего уж тут про Каляпина говорить. Ну, сказал в очередной раз какую-то глупость. За что меня преследовать-то? Этого я совершенно не боюсь. Рамзан Ахматович давно недолюбливает и меня, и Милашину, и моих коллег в комитете, работа у нас такая.

— А вот этот факт, что вас упомянули в связи с историей вокруг Сайди Янгулбаева?

— Там проблема в другом. У Янгулбаевых есть младший сын, который давно живет за границей, ему 20 лет с небольшим. Если правда, и он действительно администрирует некий телеграм-канал под названием 1ADAT, в котором пишутся всякие непристойные и оскорбительные вещи в отношении силовиков, они действительно непристойные и действительно оскорбительные, совершенно безобразный интернет-ресурс. И кадыровские власти обвиняют вот именно этого младшего Янгулбаева в том, что он администрирует этот телеграм-канал. Как это у Кадырова принято, не может он до настоящего виновника дотянуться, начинают хватать родственников, совершенно неважно, имеют они к этому отношение или нет. Каждый, кто говорит: «Рамзан, ты неправ», немедленно становится террористом, это всем давно известно.

Глава СПЧ Валерий Фадеев прокомментировал обвинения в адрес члена совета Игоря Каляпина. По его словам, для обвинения Каляпина в совершении особо тяжкого преступления нужны весомые основания.

Как можно расценивать новое обращение Кадырова к правоохранителям, где он требует признать Каляпина и Милашину террористами? Комментирует гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов:

— То, что глава Чечни — особый руководитель российских регионов, известно давно, но все-таки обычно это распространялось на то, что происходит внутри Чеченской Республики. С другой стороны, мы видим и реакцию Фадеева.

— А правоохранительные органы могут провести какую-то формальную процедуру по заявлению Кадырова по Милашиной или Каляпину или это все-таки просто громкие заявления, и не более?

— Какую-то официальную процедуру проверки или расследования, конечно, они начать могут, вопрос только в том, есть ли у них желание доводить это до того итога, которого Кадыров требует.

— Говоря о задержании Заремы Мусаевой, которая, как вчера заявил министр печати республики, находится в спецприемнике МВД. Ей дали 15 суток якобы за то, что чуть не лишила глаза полицейского. Эта история настолько резонансная, чтобы федеральный центр вмешался?

— Она, безусловно, уже довольно громкая, обрастает как снежный ком новыми деталями, федеральный центр сразу вынужден был объясняться, Песков дал разъяснения на тему этого удивительного события, в которое он не поверил сразу. Задача сделать так, чтобы все это не развивалось, а, наоборот, как-то максимально быстро было купировано, потому что ничего хорошего это не несет ни федеральному центру, ни Кадырову.

В Кремле заявили, что предпочли бы никак не комментировать и не вмешиваться во всю эту «предысторию выяснения отношений» Кадырова и правозащитников. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на многочисленные вопросы журналистов, подчеркнул, что может высказаться только по правовой стороне дела:

— Нам неизвестно, обращались ли конкретно члены семьи в правоохранительные органы. Правоохранительные органы защищают права и безопасность наших граждан. Если представитель семьи или члены семьи обращались к этим органам и с их точки зрения имеет место какое-то бездействие или неверные, с их точки зрения, действия правоохранительных органов, они также имеют право обращаться в органы прокуратуры. Нам неизвестно, имели ли место подобные обращения. Что касается других граждан, в том числе членов президентского Совета по правам человека, конечно, какие-либо заявления в их адрес в данном случае могут быть только выражением личного мнения автора этих заявлений.

— Насколько нормальной считают в Кремле ситуацию, когда глава российского региона открыто угрожает обычным людям, правозащитникам, журналистам?

— Опять же, здесь я хочу отослать к законным правам этих граждан. Есть право любого гражданина, в том числе и политика и в том числе главы региона, делать заявления, у граждан в свою очередь есть право реагировать на эти заявления.

— В Чеченской Республике все-таки необычная в этом смысле ситуация, потому что там глава региона является генералом МВД и делает заявления в том числе от МВД, которое подчиняется ему на территории Чеченской Республики. Насколько в Кремле считают такой эксперимент по совмещению должности главы региона и, по сути, командующего министерством внутренних дел на территории региона успешным?

— Чеченская Республика в этом плане — это особенный регион. Он больше всех остальных столкнулся с террористами, и эту борьбу регион ведет весьма успешно. И руководство региона весьма эффективно. Этим, кстати, обуславливается и жесткость действий представителей этого региона. Каждый гражданин Российской Федерации, безусловно, имеет законные права, которые он в случае своего решения может реализовывать.

— Министерство внутренних дел — федеральная структура, глава региона так или иначе согласуется с президентом и является его подчиненным. Можно сказать, что заявление Рамзана Кадырова — это заявление от имени федерального центра?

— Нет, в данном случае нельзя. Скорее это его личное мнение или мнение как главы республики. По уничтожению, здесь нужно разбираться с заявлениями, есть ли прямые прямо угрозы в отношении журналистов и в отношении упомянутого члена президентского совета [Каляпина]. Да, действительно, он употребляет слово «пособники террористов» в отношении этих людей, это его право, и право этих же людей защищать свою честь и достоинство.

Сайди Янгулбаев — бывший судья Верховного суда Чечни и отец правозащитника Ибрагима Янгулбаева, которого власти Чечни подозревают в администрировании оппозиционного телеграм-канала 1ADAT. В нем открыто критиковали власти республики, а в декабре прошлого года его признали экстремистским в Чечне. Сам Ибрагим провел около полутора лет в СИЗО, сейчас живет за границей.

Второй сын судьи — юрист Абубакар. Он работает в «Комитете против пыток» (организация-иноагент) и тоже живет за границей.

Насколько дней назад Янгулбаев-старший вместе с дочерью также уехал из России из-за опасений за свою жизнь. Это произошло после того, как его жену Зарему Мусаеву насильно увезли на допрос в Чечню из Нижнего Новгорода. Сообщалось, что она якобы проходит свидетелем по делу о мошенничестве и не реагировала на повестки, которые ей присылали из республики.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию