16+
Понедельник, 24 июня 2024
  • BRENT $ 85.12 / ₽ 7487
  • RTS1115.39
21 сентября 2023, 23:53 Право

Гендиректор структуры «Росатома»: «Честно жить выгодно, но теперь я начинаю в этом сомневаться»

Лента новостей

Суд оставил еще на месяц в СИЗО главу Национального оператора по обращению с радиоактивными отходами Игоря Игина, обвиненного в коррупции. Защита настаивала, что он «добропорядочный человек», а сам фигурант, записавшийся в СИЗО для участия в СВО, заявил, что всегда честно зарабатывал деньги. Он также просил дать ему возможность удалить опухоль, но доводы следствия перевесили

Генеральный директор ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами» Игорь Игин.
Генеральный директор ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами» Игорь Игин. Фото: norao.ru

Замоскворецкий суд Москвы продлил еще на один месяц, до 24 октября, срок ареста 62-летнему гендиректору Национального оператора по обращению с радиоактивными отходами (НО РАО) Игорю Игину. Он обвиняется в получении взяток в размере 132,5 млн рублей от руководства санкт-петербургской компании «Спецпроект» за заключение с ней госконтрактов. Несмотря на сотрудничество со следствием взяткодателей и посредника, свою вину он отрицает. В ходе слушания Игин утверждал, что ему просто не было резона брать мзду, так как он является высокооплачиваемым руководителем. А его защита ходатайствовала о переводе фигуранта под домашний арест.

Рассматривать ходатайство Следственного управления по Центральному округу Главного следственного управления столичного Следственного комитета судья Юрий Рахматов начал лишь в половине восьмого вечера, когда суд уже закрыл двери для посетителей.

Пять лет службы в КГБ

Необходимость дальнейшего нахождения фигуранта под стражей следователь обосновала тем, что арестованный обвиняется в совершении особо тяжкого преступления против госвласти и интересов госслужбы, за которое предусмотрено наказание на срок свыше десяти лет заключения. Заявив, что основания для отмены или изменения ранее избранной Игину меры пресечения не изменились и не отпали, она акцентировала внимание суда на том, что подполковник запаса ранее на протяжении более пяти лет состоял на службе в КГБ СССР, а на протяжении 30 лет занимал руководящие должности, в том числе с 2008 года в структурах «Росатома». «Это свидетельствует о наличии у него обширных связей делового и личного характера, в том числе в правоохранительных органах», — сказала представитель СК. Она высказала опасение, что, находясь на свободе и «желая избежать правовых последствий», он может скрыться и оказать давление на свидетелей.

По словам представителя СК, следствию требуется время, чтобы истребовать различные сведения и документы, в частности госконтракты, заключенные между НО РАО и компанией «Спецпроект», а также получить решение суда и наложить арест на найденные в ходе обыска у Игина денежные средств и другое имущество.

62-летний гендиректор ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами» Игорь Игин был арестован 27 июля. Ему инкриминировали получение взятки в особо крупном размере (по ч. 6 ст. 290 УК РФ).

Контракты за «откаты»?

По версии следствия, с августа по декабрь 2022 года он получил в общей сложности 132,5 млн рублей через посредника, финансового директора ООО «Спецпроект» Киру Тетерину. Деньги платились за заключение его ФГУП четырех госконтрактов с ООО «Спецпроект» в 2018-2021 годах. Также руководство компании, которая создает объекты переработки, хранения, захоронения радиоактивных отходов и других объектов использования атомной энергии, рассчитывало на дальнейшую помощь Игина в заключении других соглашений и его покровительство.

Фигурантами уголовного дела стали также совладельцы ООО «Спецпроект» — гендиректор этой компании Вадим Королев и его заместитель по развитию Сергей Гуляев. Им вменили дачу взятки в особо крупном размере (ч. 5 ст. 291 УК РФ ), а также Кире Тетериной — посредничество во взяточничестве (ч. 4 ст. 291.1 УК РФ). Все они предпочли сотрудничать со следствием, писала газета «Коммерсантъ». В частности, как прозвучало в суде, Сергей Гуляев написал явку с повинной. Поэтому под стражу их брать не стали.

Прокурор ходатайство следствия поддержал, отметив, что «медицинских противопоказаний» для дальнейшего содержания Игина под стражей не имеется. Адвокаты Игина были с этим не согласны и просили перевести фигуранта под домашний арест. Они настаивали, что достаточных данных, свидетельствующих о причастности Игина к получению взятки, в деле нет.

Защитники пояснили, что, согласно версии следствия, деньги были переданы Игину за способствование в заключении новых контрактов с ООО «Спецпроект», также за «оказание содействия в выполнении ранее заключенных контрактов, которые выразились в приемке выполненных работ и урегулировании проблемных вопросов». «Однако в представленных материалах нет фактических данных, что Игорь Михайлович обладал такими полномочиями», — сказал один из его адвокатов Иван Нефедов.

Заявление об оговоре

Нефедов отметил, что обвинение против Игина основано на показании двух людей — Тетериной и Гуляева. «Однако они имеют основания для его оговора. А Игорем Михайловичем подано заявление о совершении ими мошенничества», — сообщил адвокат. Он утверждал, что в деле нет ни показаний свидетелей, ни результатов оперативно-разыскных мероприятий, которые бы подтверждали получение денег Игиным.

По словам Нефедова, обвинение фигуранту было предъявлено с нарушением права на защиту — в два часа ночи 26 июля, когда его клиент уже не понимал, что происходит, и не мог дать показания. Он просил его допросить днем, но ему отказали.

Аргументы следствия о том, что, находясь на свободе, Игин может скрыться или помешать расследованию, защитник назвал голословными, а оперативный рапорт о наличии у фигуранта «обширных дружеских и деловых связей среди действующих сотрудников правоохранительных органов» — бездоказательным.

Приобщив медицинские документы о состоянии здоровья обвиняемого, защитники заявили, что Игин нуждается в срочной операции по удалению опухоли щитовидной железы в стационаре. Они пояснили, что операция ранее была назначена на 23 октября, и обвинили следствие в волоките.

«За два минувших месяца не сделано ничего, не было допрошено ни одного свидетеля, а все следственные действия, которые представлены в материалах, были проведены в первый же день, 25 июля», — сказал еще один адвокат Игоря Антон Кожемякин. По его словам, следствие не допросило ни подчиненных Игина, ни истребовало госконтракты, а только арестовало банковские счета клиента.

Разбирая доводы оппонентов, защитник коснулся другого аргумента следствия. «Я не понимаю, почему служба в КГБ СССР, которого уже не существует более 30 лет, не оставляет ему никаких шансов? Это что, какая-то преступная организация?» — недоумевал адвокат, назвав своего подзащитного заслуженным человеком, который не имеет ни счетов, ни имущества за рубежом.

«Игорь Михайлович — добропорядочный человек, а получается, что все его заслуги перед отечеством теперь оказались против него. Это его вина, что он 30 лет проработал на государство?» — вторила ему другая защитница Игина Зарина Фарниева.

Она заметила, что государство тратит ежегодно от 3 млрд до 5 млрд рублей на закупку электронных браслетов. А следовательно, отказав в применении домашнего ареста, суд фактически распишется в неэффективности данной меры пресечения.

«Ни тазиков денег, ни тайных комнат»

По ходатайству адвокатов суд допросил жену и двух коллег Игина. Сам обвиняемый назвал нахождение в изоляторе двумя месяцами отпуска, который позволил ему выспаться и освежить в памяти Уголовный кодекс.

«Я не совсем понимаю, что делаю в СИЗО», — сказал он. Согласно озвученной Игиным версии, гендиректор «Спецтехники» Сергей Гуляев с февраля 2023 года, навещая по служебным делам НО РАО, регулярно рассказывал, как его, а также Киру Тетерину, «проходящую по другому уголовному делу», склоняли к даче показаний против него (Игина). «Это, в общем-то, нашло отражение в ее досудебном соглашении о сотрудничестве», — сказал фигурант, дав понять, что знал о проведении доследственной проверки.

По словам Игина, поскольку он имеет первую форму допуска секретности, она предполагает возможность проведения проверки правоохранительными органами в любой момент без его уведомления. «Поэтому в режиме текущих проверок я живу всю свою сознательную жизнь, меня это не пугает», — сказал он. Игин заверил, что не пытался уклониться от общения со следствием, а, напротив, «жаждет пообщаться с ним, чтобы разъяснить возникшие вопросы».

Арестованный заявил, что у него не было резона получать мзду, поскольку он является высокооплачиваемым руководителем. Ссылаясь на имеющуюся в деле справку о зарплате, он рассказал, что только за семь месяцев этого года он получил без малого 17 млн рублей в качестве зарплаты. «В предыдущие годы я тоже был высокооплачиваемым сотрудником. И вообще, я уникальный в этой части человек, потому что с 1993 года по 2022 год включительно я и члены моей семьи постоянно декларируем [доходы]», — заявил Игин.

Также он поведал, что при обыске у него следователи изъяли таблицу доходов, которую он составил собственноручно на случай, если ему придется отвечать на вопросы об имуществе. «Там указана сумма, многократно превышающая сумму [вменяемой] взятки», — сказал фигурант, не озвучив сумму.

«Денег у меня не нашли — ни тазиков, ни тайных комнат», — сказал он, отметив, что «честно заработал деньги», а 2 млн изъятых у него «гробовых» рублей он приготовил на случай похорон 94-летней матери, которая завещала похоронить ее рядом с его отцом в Куйбышеве. Также он пояснил, что найденные дома у его сына на Сахалине 20 тысяч долларов тот заработал во время зарубежных командировок. «Я всегда говорил сотрудникам, что честно жить — выгодно, потому что живешь спокойно, но теперь я начинаю в этом сомневаться», — посетовал фигурант.

Готовность «защитить родину»

В завершение Игин заявил, что, попав в СИЗО, он написал заявление с просьбой отправить его в зону СВО, так как он один из немногих, кто имеет лицензию на управление ядерными установками, и его опыт мог бы пригодиться. «Но до этого мне надо убрать опухоль. Дайте мне возможность провести операцию. Я смерти не боюсь, я готов за родину пострадать и ее защитить», — сказал арестованный.

Для принятия решения судье потребовалось почти полтора часа. Выйдя из совещательной комнаты в десять часов вечера, он ходатайство СК удовлетворил, оставив фигуранта в СИЗО до 24 октября.

Защита намерена обжаловать принятое решение. «Обнаруженная у нашего подзащитного опухоль, согласно заключению онколога, является очень большой, и если ее своевременно не удалить, то она просто может перекрыть дыхательные пути», — сказал Business FM адвокат Антон Кожемякин, отметив, что в настоящее время защита занимается вопросом назначения арестантованному медосвидетельствования.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию