16+
Четверг, 20 июня 2024
  • BRENT $ 85.36 / ₽ 7599
  • RTS1175.98
20 сентября 2023, 23:08 Право

Допрос представителя потерпевшего как свидетеля в деле Абызова вызвал много вопросов

Лента новостей

Суд отказался допросить представителя компании «Алмазювелирэкспорт» в качестве потерпевшего на процессе по делу экс-министра Открытого правительства Михаила Абызова, обвиняемого в хищении 4 млрд рублей. Однако, приняв заявленный защитой отвод, суд заслушал Алексея Чернышова как свидетеля обвинения. Его допрос вызвал много вопросов у защиты

Бывший министр РФ по связям с Открытым правительством Михаил Абызов.
Бывший министр РФ по связям с Открытым правительством Михаил Абызов. Фото: Сергей Ведяшкин/АГН «Москва»

Неожиданный поворот произошел в Преображенском суде Москвы, который уже около полутора лет слушает дело экс-министра Открытого правительства Михаила Абызова, обвиняемого в хищении 4 млрд рублей, а также его 11 предполагаемых соучастников. Вызванный для допроса в качестве представителя одного из трех потерпевших представитель АО «Алмазювелирэкспорт» Алексей Чернышов так и не смог дать показания в данном качестве, зато выступил как свидетель обвинения.

Чернышов заявил, что «Алмазювелирэкспорт», купивший в 1997 году по 0,001% акций крупных поставщиков энергии в Новосибирской области, компаний ОАО «РЭС» и «Сибэко», узнал о махинациях лишь в 2018 году, когда ему пришлось принудительно продать ценные бумаги одной из фирм. Первоначально компания оценила ущерб в 10 млн рублей, затем хотела подать иск на 600 тысяч рублей, но в итоге не стала ни оспаривать сделку, ни подавать иска. Его показания вызвали у защиты подсудимых множество вопросов.

Бывшее ФГУП «Алмазювелирэкспорт», а ныне акционерное общество «Алмазювелирэкспорт» является одним из трех потерпевших по громкому делу, которое началось четыре года назад с ареста в марте 2019 года экс-министра Абызова. Помимо него, потерпевшими следствие признало миноритариев компаний «Сибэко» («Сибирская энергетическая компания») и «РЭС» и («Региональные электрические сети») Николая Рубцова и Георгия Акопяна. Последних до сих пор в суде никто так и не увидел — они прислали заявления с просьбой начать в апреле 2022 года разбирательство в их отсутствие.

Двойной статус

И если относительно допроса Акопяна тройка судей ранее проинформировала участников процесса о том, что предприняла возможности для его уведомления, но не получила реакции на повестки, то явку представителя АО «Алмазювелирэкспорт» удалось обеспечить прокурорам. Однако когда советник гендиректора АО Алексей Чернышов оказался на трибуне, защита сразу же заявила ему отвод.

Адвокат Абызова Сергей Дрозда обратил внимание на то, что 26 марта 2019 года Чернышов был допрошен в качестве свидетеля по уголовному делу. «А поскольку он допрашивался как свидетель, он не может быть допрошен в качестве представителя потерпевшего», — сказал защитник, сославшись на статью 72 Уголовно-процессуального кодекса. Его поддержали коллеги, которые заметили, что Чернышев и по сей день указан в списке свидетелей обвинения, а кроме того, его доверенность как представителя потерпевшего уже истекла.

Против отвода возразил прокурор Игорь Потапов. Он заявил, что статус потерпевшего Чернышов приобрел уже после допроса как свидетель. «Его интересы не противоречили интересам потерпевшего. Конечно, мы понимаем, что оглашать показания Чернышова как свидетеля нельзя, мы этого делать и не собираемся», — заверил гособвинитель.

Однако, проведя в совещательной комнате 1,5 часа, коллегия отвод удовлетворила. И тогда прокурор изменил свою позицию и попросил допросить Чернышова как свидетеля. Тот, отвечая на вопросы сторон, рассказал, что имеет образование инженера-электрика по эксплуатации авиационного оборудования и занимает должность советника гендиректора «Алмазювелирэкспорта» по вопросам общения с правоохранительными органами и дочерними предприятиями.

Собственник менее 1% акций

По словам Чернышова, работающая в области оборота драгкамней и металлов компания еще в 1997 году решила вложить свободные средства в социально значимые предприятия. Для этого она за 258,6 тысячи долларов приобрела акции компании «Новосибирскэнерго» (компания впоследствии разделилась на четыре фирмы: «РЭС», «Сибэко», «Электромагистраль» и «СЭС» («Сибэнергострой»), последняя позже была ликвидирована. — Business FM).

Так или иначе «Алмазювелирэкспорт» в итоге стал владельцем примерно 0,001% компаний «РЭС» и «Сибэко». А в 2018 году его обязали провести принудительный выкуп акций компаний «Сибэко» в пользу «Кузбассэнерго» (она приобрела основной пакет акций «Сибэко». — Business FM). От сделки «Алмазювелирэкспорт» выручил 3,171 млн рублей, что по курсу того года составило 49 тысяч долларов. «По закону мы должны были продать акции», — сказал Чернышов.

Именно после этого, по словам свидетеля, фирма по указанию гендиректора решила провести внутреннее расследование, дабы узнать, отчего так подешевели акции «Сибэко».

«В итоге выяснилось, что компании «Сибэко» и «РЭС» приобрели у кипрской офшорной компании акции других компаний на 4 млрд рублей. При этом также выяснилось, что все эти компании, руководство этих фирм, были аффилированы между собой», — сказал он.

Свидетель заявил, что после этого «Алмазювелирэкспорт» обратился в правоохранительные органы. «После проверки наши подозрения подтвердились, в связи с чем было возбуждено уголовное дело», — сказал Чернышов.

Купля-продажа

Согласно фабуле обвинения, Абызов, а также топ-менеджеры подконтрольных, как считает следствие, ему компаний с 2012 по 2014 годы путем обмана акционеров обеспечили заключение фиктивных сделок между кипрской компанией «Блэксирис трейдинг лимитед» и ОАО «Сибэко», а также ОАО «РЭС» по приобретению последними по завышенной стоимости акций четырех ремонтных организаций, обслуживающих энергетические объекты. Стоимость сделок составила 4 млрд рублей, что следствие сочло хищением.

Позже, в феврале 2018 года, акции ОАО «Сибэко» были проданы СГК Андрея Мельниченко за 32,5 млрд рублей. Часть вырученных средств в размере 18,9 млрд рублей была легализована путем конвертации в валюту и выведена за рубеж, утверждает обвинение.

В зависимости от роли 12 подсудимым вменили организацию или участие в преступном сообществе (ч. 1, 2, 3 ст. 210 УК РФ), мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ ), коммерческий подкуп (ч. 4 и ч 8 ст. 204 УК РФ), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ) и отмывание преступных доходов (ч. 4 ст. 174.1 УК РФ). Свою вину они не признали.

Интересно, что, по словам свидетеля Алексея Чернышова, «Алмазювелирэкспорт», будучи акционером, годами не интересовался деятельностью предприятий, акциями которых владел, хотя компанию периодически, но «не чаще чем раз в год», информировали о решениях общих собраний акционеров. Свидетель уточнил, что такое отношение было «в связи с незначительным количеством доли».

Потерпевший без иска

На вопрос прокурора о том, почему компания до 2018 года молчала и никуда не обращалась, он честно ответил: «Наверное, потому, что мы получали свои дивиденды и нас никто принудительно не заставлял продавать акции. Поэтому мы не обращали на [продажу ценных бумаг] внимания», — признался свидетель.

Он сообщил, что первоначально компания оценила причиненный ей ущерб в 10 млн рублей, затем подала заявление о признании ее гражданским истцом на сумму 600 тысяч рублей. Однако в итоге иск так и не заявила.

При этом свидетель настаивал, что фирме все-таки был причинен ущерб, хотя она, по его словам, так и не стала оспаривать принудительный выкуп у нее акций.

«А вы курсовую разницу и деноминацию как-то учитывали на момент продажи?» — спрашивали свидетеля адвокаты и получили отрицательный ответ. Защитники были уверены, что если потерпевший это сделал, то выяснится, что «Алмазювелирэкспорт» остался не в убытке, а, напротив, получил двойную прибыль.

По ходу допроса Алексея Чернышова всплыл интересный момент. Так, он уточнил, что о причиненном ущербе компания «Алмазювелирэкспорт» узнала, когда ей поступили документы о принудительном выкупе акций «Сибэко». Это было в ноябре 2018 года. Однако это никак не вязалось с тем, что заявление в ФСБ компания подала за три месяца до этого, в августе 2018 года. Объяснить данное обстоятельство Чернышов не смог.

Адвокаты подсудимых обратили внимание на то, что заявление гендиректора «Алмазювелирэкспорта» фактически дословно дублирует заявления двух других потерпевших — Рубцова и Акопяна.

«Вам знакомы господа Рубцов и Акопян?» — спросил Чернышова адвокат одного из фигурантов, Николая Степанова, Дмитрий Харитонов.

«Нет», — сказал тот.

«А вы не можете пояснить, почему ваше заявление очень похоже на их заявления в ФСБ?» — задал другой вопрос защитник.

«Не знаю, так как не принимал участия в его написании», — ответил свидетель. Он уточнил, что это сделал гендиректор.

Несколько вопросов свидетелю обвинения задал и сам Михаил Абызов. В частности, он хотел знать, почему компания, которая сочла, что ее права были нарушены принудительным выкупом акций в пользу «Кузбассэнерго», не обратилась в правоохранительные органы с заявлением на «Кузбассэнерго».

«Кузбассэнерго» — конечный покупатель, мы к ней претензий иметь не можем», — так ответил экс-представитель потерпевшего.

Отсутствие ущерба?

Покидая суд, защитники подсудимых в очередной раз заявили об отсутствии в деле ущерба и вообще хищения. «Если учесть курс доллара и деноминацию, то принудительный выкуп акций «Сибэко» у «Алмазювелирэкспорта» был проведен по цене, вдвое превышающей цену покупки. Более того, свидетель, давая показания, сказал, что никакое имущество, которое было на балансе «Алмазювелирэкспорта», в результате этих сделок компания не утратила. Это значит, что хищения не было и никто их не обманывал и не злоупотребил доверием, о чем сегодня в ходе допроса сказал свидетель», — сказал адвокат Абызова Алексей Кирсанов.

По мнению адвокатов экс-министра, если потерпевший считает, что он что-то «недополучил», то Следственный комитет мог бы возбудить дело только по статье «причинение имущественного ущерба» при отсутствии признаков хищения (ст. 165 УК РФ), а не о мошенничестве (ст. 159 УК РФ). Первая статья УК является не тяжкой, и вменить вместе с ней «организацию или участие в преступном сообществе» (ч. 1, 2, 3 ст. 210 УК РФ), за которое фигурантам грозит до 20 лет заключения, невозможно. Защитники сказали, что намерены просить оправдать подсудимых по всем статьям в связи «с необоснованностью и недоказанностью», как они считают, обвинения. Ожидается, что приговор фигурантам вынесут до конца года.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию