16+
Пятница, 14 июня 2024
  • BRENT $ 82.29 / ₽ 7325
  • RTS1132.73
25 августа 2023, 00:44 Политика

В Йоханнесбурге прошел саммит «верящих в многополярность». Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Страны БРИКС на саммите в Йоханнесбурге одобрили вступление в группу Аргентины, Египта, Эфиопии, Саудовской Аравии, ОАЭ, Ирана с 1 января 2024 года. Также принята совместная декларация саммита «Йоханнесбург-2». Каковы в целом итоги саммита?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Если кто-то ждал от саммита в Йоханнесбурге открытого позиционирования против «коллективного Запада», то в итоговой совместной декларации это не нашло отражения в полной мере. Ни Запад, ни его лидеры, ни Америка в резолюции не упомянуты. Лидеры БРИКС, скорее, стремились выступить коллективным рупором развивающихся стран, которые хотят, чтобы их голос на мировой арене звучал громче.

Они выразили обеспокоенность некими «односторонними мерами принуждения», которые противоречат принципам Устава ООН и в наибольшей мере затрагивают развивающиеся страны. Призвали увеличить представительство развивающихся стран в международных организациях, в том числе в Совбезе ООН. Подчеркнута приверженность урегулированию конфликтов путем диалога.

По украинскому конфликту зафиксировано наличие у стран-членов «собственных, индивидуальных позиций», но при этом в резолюции есть призыв к мирному диалогу и выражена готовность посредничать в том. Это весьма и весьма размытая позиция, впрочем, ожидать конкретики в части признания общих основ для переговоров по урегулированию было бы наивно. Их в рамках БРИКС нет. В аналогичной общей форме выражено пожелание вернуться к иранской «ядерной сделке».

Про увеличение роли нацвалют во взаимных расчетах тоже сказано весьма туманно: таковые намерения можно уловить в призыве к «сотрудничеству в области устойчивого финансирования». Как дань новой моде зафиксировано также стремление выполнять взятые обязательства «по справедливому и устойчивому переходу к низкоуглеродной экономике» с учетом национальных приоритетов развития и с намеком к развитым странам «поддерживать развивающиеся страны» в таком переходе.

Самым благостным оказался пункт о «важности содействия обменам между людьми», а также в сфере массмедиа, культуры, образования, спорта, искусства, молодежи, гражданского общества и академического взаимодействия.

Наверное, российская делегация хотела бы видеть более резкую критику западной санкционной политики, а также констатацию того, что с углеродной экономикой придется жить еще долго. Тем более что во время саммита идеи о недопустимости санкций в отношениях между странами — членами БРИКС как об одном из критериев членства звучали.

На саммите были приняты сразу шесть новых членов, правда, не совсем тех, кто числился в рядах главных претендентов. При этом было решено сохранить название БРИКС, которое, как известно, первоначально родилось в недрах инвестиционного Goldman Sachs. Накануне саммита 22 страны подали заявки на вступление в БРИКС, а всего такое желание выражают уже более 40 государств.

Быстрые темпы расширения еще недавно вызывали скепсис как минимум со стороны Индии и Бразилии. Тогда как Россия и Китай относились к этому с большим энтузиазмом, будучи более-менее солидарны в намерениях превратить БРИКС в инструмент противостояния «коллективному Западу». Со своей стороны, Индия, Бразилия и ЮАР не очень поддерживают втягивание объединения в блоковое противостояние. Тем более что Индия подозревает в этом еще и намерение превратить БРИКС в «зону влияния Китая», своего геополитического конкурента.

Ранее Индия настаивала, чтобы как-то договориться о критериях приема новых членов. Премьер Нарендра Моди, который в Йоханнесбурге уже идею расширения поддержал, на пленарное заседание на данную тему принес собственные предложения по критериям членства. Дебаты на тему расширения затянулись аж на 11 часов. По итогам президент ЮАР Сирил Рамафоса объявил, что некие критерии для новых членов все же выработаны. Однако непосредственно после саммита никакого целостного документа на сей счет так и не появилось. Рамафоса лишь заявил, что пятерка, которая принимает решения на основе консенсуса, согласовала «руководящие принципы, стандарты, критерии и процедуры процесса расширения БРИКС».

Представлявший на саммите Россию Сергей Лавров к этому от себя добавил, что «прежде всего в расчет принимался вес, авторитет, значение той или иной страны — претендента на членство… ее позиция на международной арене, потому что все выступают за то, чтобы мы пополняли наши ряды единомышленниками». По словам Лаврова, «организации нужны страны, которые верят в многополярность, в необходимость более демократичных и справедливых международных отношений».

Список «новобранцев» по этой части все же вызывает вопросы. Так, многие ожидали, что к пятерке присоединится Индонезия, но вместо этого приняли нищую Эфиопию, страну с ВВП на душу населения менее тысячи долларов, чья государственность сейчас вообще под угрозой. Приняли также (это было как раз ожидаемо) Аргентину, балансирующую не первый год на грани очередного дефолта, где инфляция составляет 180% в год. Там ВВП на душу сопоставим с российским — около 10 тысяч долларов. Но в октябре там сменится президент (нынешний отказался идти на второй срок). Наиболее вероятный его сменщик, представитель правых сил Хавьер Милей, выступает за долларизацию экономики, что прямо противоречит провозглашенному БРИКС намерению постепенного отказа от доллара. У Саудовской Аравии с ВВП на душу более 23 тысяч долларов в последнее время обострились отношения с ОАЭ (там на душу почти 45 тысяч долларов), хотя улучшились отношения с давним региональным соперником Ираном (более 4 тысяч долларов ВВП на душу).

Зато ОАЭ, хотя у них и плохие отношения с Ираном, уже имеют долю в Новом банке развития БРИКС, деньги саудитов и Эмиратов могут вдохнуть новый импульс в его инвестиционные программы, в том числе в нацвалютах.

Хотя БРИКС уже сейчас охватывает более 40% населения Земли, а также 26% мирового ВВП (сопоставимо со странами G7), пока объединению не удалось трансформировать свою суммарную экономическую силу в адекватное политическое влияние. Уровень экономической интеграции сильно отстает от стран «коллективного Запада», с которым большинство стран объединения имеют гораздо более масштабные экономические связи, чем между собой. Впрочем, общее понимание, что с этим надо что-то делать, все же имеется.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию