16+
Пятница, 14 июня 2024
  • BRENT $ 82.12 / ₽ 7310
  • RTS1132.72
21 августа 2023, 19:21 ОбществоПроисшествия

В Подмосковье — опять прилеты БПЛА. Как меняется тактика ВСУ и совершенствуются меры противодействия?

Лента новостей

Из-за сегодняшних атак беспилотников в Рузском районе и в Истре были временно закрыты все московские аэропорты. Какова тактика нейтрализации БПЛА и можно ли контролировать траекторию сбитых или посаженных дронов?

Фото: «Воробьёв LIVE»/t.me/vorobiev_live/Telegram

В начале недели в Подмосковье — новые случаи прилетов беспилотников. По данным Минобороны, в Рузском районе дрон был подавлен средствами радиоэлектронной борьбы, в Истринском — был сбит силами ПВО. Обломки беспилотника упали на садовый дом в СНТ «Дорожник» в районе Истры, есть пострадавшие.

Утром из-за атак беспилотников снова закрывали аэропорты Москвы, на этот раз все, включая «Жуковский». Сейчас они работают в штатном режиме. Есть сообщения о беспилотниках в Белгородской и Калужской областях.

Военные эксперты между тем говорят о трансформации тактики ВСУ.

Прилеты украинских беспилотников уже давно не выходят из сводок ежедневных происшествий. Сейчас, спустя несколько месяцев, военные эксперты делают первые выводы из тактики и стратегии подобных налетов. Нейтрализация дронов, как правило, происходит двумя способами. Либо подавляется средствами радиоэлектронной борьбы — то есть электроника беспилотника выключается на расстоянии, он теряет управление и ориентацию в пространстве и падает. Либо используется силовой метод: средствами противовоздушной обороны дрон уничтожается в воздухе и рассыпается на обломки. Тот или иной способ выбирается исходя из обстановки на местах и наличия средств
противодействия.

Целей у подобных прилетов два. Либо материальный ущерб, когда ВСУ стремятся поразить важные предприятия и различные хранилища, либо психологический. Попытки атак на башни «Москвы-Сити» больше относятся к психологическим атакам за счет их медийности, а майские прилеты по нефтепроводу «Дружба» — это атаки с прицелом на ущерб материальный. За последний месяц можно выделить два тренда.

Во-первых, беспилотники стали чаще летать в непосредственной близости от населенных пунктов. Когда их так или иначе нейтрализуют, обломки дрона наносят ущерб на земле — так было в случае с СНТ «Дорожник» в подмосковной Истре, так было в июле после падения беспилотника на нежилое строение на Комсомольском проспекте в Москве, где пострадала стоящая рядом многоэтажка. Можно делать вывод, что ВСУ уже специально выбирают подобные маршруты, говорит военный эксперт, основатель портала Military Russia Дмитрий Корнев:

Дмитрий Корнев Дмитрий Корнев военный эксперт, основатель портала Military Russia «Теоретически да, если, допустим, цель «Москва-Сити», беспилотник не долетает до цели, задача организаторов этого акта произвести максимальный отрицательный пиар-эффект. Значит, надо выстроить траекторию полета этого беспилотника над населенными районами так, чтобы его было неудобно и плохо сбивать, можно допустить, что маршрут специально был построен таким образом, чтобы эти аппараты было крайне неудобно сбивать, чтобы в любом случае они принесли какой-то ущерб на земле. Ну и то, что они взрываются, тоже уже говорит о многом. Если мы вспомним первое применение таких беспилотников, они не всегда взрывались при падении, теперь они взрываются практически всегда. То есть вполне может быть, что система управления, взрыватели были доработаны таким образом, чтобы в любом случае этот аппарат взрывался. Скорее всего, там по определенному таймеру работает взрыватель, который срабатывает при падении, при ударе о землю».

Отметим, что каким бы способом беспилотник ни сбивали, без сопутствующего ущерба крайне трудно обойтись. Если подавлять системами РЭБ, то невозможно предсказать, куда в итоге угодит выключенный дрон. Если сбивать средствами ПВО — значит, создать обломки, которые подчас могут нанести еще больший урон, чем целый дрон. Второй тренд — пролеты БПЛА рядом с аэропортами, которые приходится временно закрывать. Поначалу закрывали южные «Внуково» и «Домодедово», а в понедельник пришлось останавливать прилеты и вылеты уже во всех четырех аэропортах столицы. Каждый раз несколько десятков рейсов задерживаются, часть отправляются на запасные аэродромы, еще с десяток — кружат над полосой, жгут топливо и ждут разрешения на посадку. Люди теряют время, у многих сгорают пересадочные рейсы. Можно предположить, что конечная цель — вообще заставить пассажиров избегать полетов через Москву, особенно в ночное время, когда в основном визиты дронов и происходят. Продолжает заведующий Центром глобальных исследований и международных отношений Дипломатической академии МИД Вадим Козюлин:

— Предсказать падение дрона, организовать его в нужном направлении — практически невыполнимая задача. В таком щадящем режиме устанавливают системы ЗРК — зенитно-ракетные, пушечные зенитные системы, их устанавливают с таким расчетом, чтобы снаряды не падали на жилые кварталы. А когда речь идет о ракетных системах либо о системах РЭБ, это сделать практически невозможно.

— Что касается планов «ковер», которые участились?

— Задержка рейсов, опоздавшие, пробки на дорогах. Материальный ущерб есть, его можно оценить. Но я думаю, что психологический эффект здесь играет большую роль. Защиту от таких дронов над аэродромами, безусловно, необходимо организовывать, потому что мы же представляем, что такое упавший пассажирский самолет: жертвы, трагедия, не говоря о материальных потерях.

Чаще всего ВСУ используют в районе Москвы два вида беспилотников. Либо UJ22 Airborne, похожий на мелкомоторный самолет с размахом крыльев почти пять метров, либо более миниатюрный, но не менее опасный дрон «Бобер».

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию