16+
Четверг, 18 апреля 2024
  • BRENT $ 87.29 / ₽ 8213
  • RTS1160.60
27 апреля 2023, 22:01 Компании

Как в России распределят принадлежащие иностранцам предприятия?

Лента новостей

Иностранными активами будут руководить пострадавшие от действий Запада компании, заявил Минфин. Ведомство уточнило, что представители «Роснефти» готовятся управлять имуществом Fortum и «Юнипро» в России

Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Согласно президентскому указу, Россия ввела меры в ответ на изъятие собственности российских компаний за рубежом. Москва устанавливает временное управление на ряде предприятий из «недружественных» стран. Ситуация обрастает новыми подробностями.

Ранее предполагалось, что управленцем будет Росимущество. Но, как уточнил замглавы Минфина Алексей Моисеев, Росимущество уже справилось со своими первыми кейсами: переизбрали советы директоров, назначили новых. Так, теперь управление активами финской Fortum и «Юнипро» — дочки немецкой Uniper — переходит к первой пострадавшей компании. Это «Роснефть», у которой, как заявляют власти, под угрозой конфискации три НПЗ в Германии. «Кто пострадал, тому и управлять», — озвучил формулу Моисеев.

Равноценны ли по стоимости немецкое имущество российской компании и иностранные активы в России, взятые под внешнее управление? Об этом рано судить, потому что формально собственники пока не лишились этих объектов. Правильнее говорить, как можно заработать, управляя только что полученными активами, подчеркивает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов:

Константин СимоновКонстантин Симонов генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности «Я думаю, что «Роснефть» подбирала эти активы с точки зрения того бизнеса, которым она сможет управлять. Если бы передали долю в совместном проекте с «Газпромом» по добыче ачимовского газа, не совсем понятно, что бы «Роснефть» делала с этим активом. В случае с Fortum и с Uniper речь идет о тепловых станциях — это тот бизнес, который понятен «Роснефти» и который понимает, как на этом заработать. Неправильно, я думаю, сравнивать стоимость, потому что официально никто еще ничего не отнял — Германия не национализировала доли. Россия тоже не национализировала: она ввела, как и Германия, внешнее управление. Поэтому сейчас речь идет о текущей выручке: какой cash flow будет получать Германия из этих немецких заводов, а «Роснефть» — от тепловых станций».

По мнению Симонова, «Роснефть» непосредственно участвовала в выборе активов под внешнее управление. Ранее пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев в разговоре с Business FM назвал указ президента о внешнем управлении «долгожданным, своевременным и абсолютно адекватным».

Эксперты гадают, кто из иностранцев следующий в списке. В принципе, кто угодно. Главное — быть юрлицом страны из перечня «недружественных». РИА Новости с помощью экспертов подготовило свой список, куда включило 15 компаний: от Nestle до Райффайзенбанка, от BP и Shell до Glencore.

Стоит ли считать такой материал от госагентства предупреждением? Кто действительно станет следующим кандидатом? Опрошенные Business FM специалисты подчеркивают, что узких критериев нет и все будет решаться индивидуально. В зависимости от того, какая российская компания попросит возместить ущерб и на какой зарубежный актив она укажет. Но, вероятно, это все-таки будут важные для энергосистемы объекты. Свои виды могут быть также у «Газпрома» и «Росатома», говорят эксперты.

А что делать иностранному бизнесу? В очереди на выход из России стоят сотни, если не тысячи юрлиц. Но покинуть страну не так-то просто. Для этого нужно разрешение правительственной комиссии. По данным СМИ, она собирается раз в три месяца и рассматривает только семь заявок. Пробка образовалась большая. Например, немецкая Wintershall Dea практически отчаялась получить деньги за свои активы и заявила о готовности уйти с пустыми руками. Кому-то, как Shell, выплачивают стоимость активов. Или хотя бы часть стоимости. Зарубежные компании меняют рубли на валюту, когда уходят. Рубль из-за этого дешевеет. Чтобы этого не допускать, власти хотят установить лимит на приобретение иностранной валюты при подобных сделках. Препятствий для плавного ухода становится все больше.

Комментирует заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев:

Алексей БелогорьевАлексей Белогорьев заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов «С точки зрения репутации сохранение активов — это не самая болезненная, опасная вещь. Я думаю, многие компании будут стремиться к тому, чтобы дождаться, когда можно будет вывести деньги из России. Потому что речь во многих случаях идет о весьма приличных суммах. Бегства без какого-то возмещения, думаю, не будет. Отдельные компании могут принять такое решение, но вряд ли это станет массовым явлением».

С точки зрения получения прибыли многие иностранцы предпочли бы остаться в России. Кто-то находит обходные пути, меняет названия и собственников. Простой в очереди в ожидании лучших времен не худший вариант. Но ключевую роль тут скорее играют правительства западных стран, которые принципиально настаивают на уходе. А с пустыми руками или с набитыми карманами это не главный вопрос.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию