16+
Пятница, 12 апреля 2024
  • BRENT $ 91.80 / ₽ 8578
  • RTS1166.03
29 марта 2023, 22:32 Право

В ходе ареста полковника Росгвардии вспомнили защиту Крымского моста от беспилотников и упавший в «стиралку» телефон

Лента новостей

Следствие настаивало, что начальник отдела морского управления Росгвардии Сергей Волков давил на подчиненных и пытался спрятать при обыске телефон. Защита говорила о безупречных характеристиках боевого офицера, которому вменяют превышение должностных полномочий при закупке техники для ведомства

Керченский мост.
Керченский мост. Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС

Сегодня 235-й гарнизонный военный суд заключил под стражу начальника отдела морского управления Росгвардии полковника Сергея Волкова. Военного чиновника обвинили в превышении должностных полномочий при закупке двух комплексов «Орел-БПЛА». Техника, которая стоила почти 400 млн рублей, оказалась с ограниченным функционалом. Защита пыталась убедить суд, что в этом нет ничего страшного, а Волков, боевой офицер, получивший контузию, а также имеющий 14 государственных и ведомственных наград, не заслуживает заключения в СИЗО, а может быть помещен под домашний арест. Однако суд на это не пошел.

Рассмотрение ходатайства Главного военного следственного управления (ГВСУ) СКР ждали еще с утра, однако заседание стартовало только после четырех часов дня. Адвокат задержанного Владимир Андрусенко сразу ходатайствовал о закрытии процесса, ссылалась на то, что материалы содержат документы с грифом «для служебного пользования» (ДСП), а защита намерена огласить сведения о состоянии здоровья Волкова и его родных.

Однако судья Андрей Толкаченко не счел это основанием и, «дабы не нарушать доступ к правосудию», оставил репортеров в зале. Документы ДСП он решил в присутствии журналистов не оглашать.

«Ложно понятые интересы службы»

Уголовное дело в отношении начальника отдела технического развития и ресурсного обеспечения морского управления Росгвардии 43-летнего Сергея Волкова было возбуждено 17 марта 2023 года по материалам Главной военной прокуратуры. Лишь 28 марта военного чиновника задержали и предъявили ему обвинение в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ — от трех до десяти лет лишения свободы). Свою вину он не признал.

По версии следствия, действуя умышленно, «руководствуясь ложно понятыми интересами службы», Волков не позднее 11 сентября 2020 года поручил подчиненным подготовить заявку на закупку двух комплексов «Орел-БПЛА» по нахождению беспилотных воздушных судов по наблюдению пространства около Керченского моста (известен как Крымский мост). При этом он не сообщил о существенном ухудшении их технических характеристик. Так, следствие установило, что в них была исключена одна составляющая, которая не позволяла в полной мере осуществлять подавление каналов управления беспилотниками. В результате функционал закупленных для Росгвардии комплексов оказался урезанным, что выяснилось в ходе их эксплуатации уже в ноябре 2021 года: они оказались способны выводить из строя только крупные, а не мелкие дроны.

По данным следствия, Волков знал это, так как завод-изготовитель уведомил его об этом еще до осуществления госзакупки. При этом военный чиновник понимал, что Росгвардия до 1 октября 2020 года завершает оплату по госконтрактам в отчетном финансовом году и в случае отказа возникает риск возврата неосвоенных денежных средств в бюджет. Кроме того, будет сорван план по выполнению поручений президента по созданию защиты перехода через Керченский пролив. Волков подготовил документы и согласовал их у начальника управления Сергея Снегирева. По результатам электронного аукциона Росгвардия заключила госконтракт с Ростовским институтом радиосвязи (ФГУП «РНИИРС») на поставку двух комплексов, эксплуатация которых, как утверждает следствие, сейчас приостановлена. При этом, по версии защиты, комплексы находятся в так называемой опытной эксплуатации, в ходе которой за ними тщательно наблюдают и раз в месяц составляют отчет.

Таким образом, считает следствие, Волков превысил должностные полномочия, допустив неправомерное расходование бюджетных денежных средств на сумму ущерба 395 млн 485 тысяч рублей.

Попытки «давления»

Свое ходатайство об аресте следователь ГВСУ Сергей Щербаков мотивировал стандартными доводами о том, что, находясь на свободе, обвиняемый может скрыться, оказать давление на свидетелей, а также уничтожить доказательства или иным путем воспрепятствовать производству по делу. «В ходе обыска дома он пытался спрятать телефон в лоток для порошка стиральной машины», — такой аргумент привел он.

Также следователь заявил, что в ходе проведения проверки Главным управлением собственной безопасности Росгвардии, прокуратурой и ФСБ Волков «регулярно оказывал» давление на своих подчиненных Бричкова и Морозова, расспрашивая их, что они говорили проверяющим, а также «препятствовал» даче ими объективных показаний.

С учетом всего этого, а также того, что Волков не признал свою вину, Щербаков просил заключить Волкова под стражу до 17 мая. Следователя поддержал прокурор Главной военной прокуратуры Николай Свириденко, который заметил, что фигурант избрал «позицию, направленную на избежание уголовной ответственности».

С этими доводами не согласился адвокат задержанного — Владимир Андрусенко. Он назвал аргументы следствия голословными, отметив, что в течение всего прошлого года УСБ Росгвардии, ФСБ, а затем прокуратура и ГВСУ проводили проверку и за это время его подзащитного даже не отстранили от должности. «Волков выполнял свои обязанности, и ни у кого не возникало сомнений в его честности», — подчеркнул защитник.

Боевой офицер с безупречной репутацией

Он отверг доводы о воздействии фигуранта на своих подчиненных, пояснив, что Волков как руководитель всего лишь хотел знать, почему они отсутствовали на службе.

«Никаких желаний у него скрываться не было, а хотел бы скрыться — давно бы сделал, — привел другой контраргумент адвокат. — Для этого у Волкова был целый год, пока велись проверки».

Он добавил, что загранпаспорт его подзащитного хранится на работе и в последний раз выдавался ему 11 лет назад, никаких зарубежных счетов он не имеет, как и накоплений в иностранной валюте. А помешать следствию, уничтожив документы, его подзащитный попросту не сможет, так как они хранятся в СЭД (системе электронного документооборота) Росгвардии и доступа к ним у Волкова нет.

Не был согласен адвокат и с фабулой вмененного его подзащитному обвинения, отметив, что Волков только лишь готовил предложение на закупку комплексов, а полномочий принимать решение, закупать их или нет, он не имел. Так же как не имел отношения к установлению цены и к торгам. «Его должностными обязанностями это не охватывалось, ему никто этого не поручал», — сказал защитник, добавив, что, предъявив обвинение Волкову, следствие пытается «перевалить обвинение на другого».

Выступая в суде, Владимир Андрусенко уверял, что специальная подготовка его подзащитного ограничена вещевой службой, он не имеет специального технического образования в области радиоэлектроники. «В трех словах. Был комплекс одного вида. В войска закупили и отправили модернизированный комплекс. Из комплекса 2018 года была исключена одна составляющая. Ее произвел завод-монополист. Эта исключенная функция комплекса за дополнительные средства может быть допоставлена. Цену устанавливает завод, проверяет [стоимость], военная приемка. Моему подзащитному инкриминируется, что комплекс поставлен без дополнительного агрегата, который занимается радиоэлектронной борьбой. Но нет проблем закупить этот агрегат. Какой ущерб? О чем вы?» — с такой речью выступил защитник.

Он просил оставить обвиняемого, который является боевым офицером и только после контузии перешел на тыловую работу, на свободе, отклонив ходатайство об аресте.

К материалам дела адвокат приобщил положительную характеристику. «Сказать, что она хорошая, значит, ничего не сказать. Характеристика отличная», — сказал защитник, сообщив, что Волков имеет 14 государственных и ведомственных наград и является ветераном боевых действий, а на его иждивении находится отец, являющийся инвалидом второй группы, которому требуется постоянный уход.

«Совершенно непонятно, почему следователь не находит оснований для избрания меры пресечения хотя бы в виде домашнего ареста по месту жительства», — завершил он свое выступление.

Сам задержанный адвоката поддержал. За время процесса Сергей Волков высказался лишь однажды, когда судья спросил, как его телефон в ходе обыска попал в лоток для порошка стиральной машины. Тогда полковник изложил версию, согласно которой он утром после стирки вместе с женой якобы двигал машинку и телефон «видно, туда упал». «Случайно упал? У меня [лоток] закрыт, и телефон у меня туда не падает», — усомнился судья.

Пробыв в совещательной комнате 20 минут, Андрей Толкаченко ходатайство следствия удовлетворил, заключив фигуранта под стражу до 17 мая. Адвокат полковника намерен обжаловать это решение во Втором западном окружном военном суде.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию