16+
Воскресенье, 14 апреля 2024
  • BRENT $ 90.15 / ₽ 8424
  • RTS1165.53
19 марта 2023, 23:18 Политика

Международный суд выдал ордер на арест Путина. Что это за структура и какое значение имеет это решение?

Лента новостей

Страны — члены МУС обязаны исполнять ордер. И если Путин окажется на их территории, они должны будут передать его суду. Россия решения МУС не признает

Международный уголовный суд в Гааге. Нидерланды.
Международный уголовный суд в Гааге. Нидерланды. Фото: Vincent Isore/Imago/TASS

В Германии отреагировали на ордер на арест Владимира Путина от Международного уголовного суда. Министр юстиции ФРГ Марко Бушман заявил, что страна выполнит требование суда и арестует российского президента, если он пересечет границу республики. Посол России в Германии Сергей Нечаев выразил озабоченность такой позицией страны и назвал заявление немецкого министра безответственным.

В России решение Международного уголовного суда назвали ничтожным с точки зрения права, а сам вопрос об аресте Владимира Путина — неприемлемым. Так высказался пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

В ООН же заявили, что генсек организации Антониу Гутерриш может встретиться с российским президентом при необходимости, и отметили, что Международный уголовный суд, он же МУС, от ООН не зависит.

Для того чтобы МУС рассматривал дело, нужно, чтобы обвиняемый физически присутствовал в здании суда. Сам по себе суд не может вынудить его приехать в Гаагу, но может рассчитывать на помощь стран, признающих его юрисдикцию. Однако и в таком случае ни одна страна не обязана доставлять в суд человека, на которого выписали ордер, говорит доктор юридических наук, профессор, завкафедрой уголовного процесса МГУ Леонид Головко.

Леонид Головко доктор юридических наук, профессор, завкафедрой уголовного процесса МГУ «Суверенное государство, будучи участником, конечно, может игнорировать в любом случае любые требования, это право у него остается. Допустим, «дружественное» государство принимает президента Путина и при этом абсолютно игнорирует решение МУС. Собственно, такие прецеденты были, насколько я помню, президент Судана благополучно, невзирая на все ордера, прибывал с визитом, ездил куда-то, и никто его не задерживал. То есть да, это действие самого государства. Второй вариант — никто не мешает государству возмутиться и денонсировать свои какие-то решения о МУС, это тоже его суверенная воля. И третье — это политические заявления, то есть как сейчас исключительно политическими являются заявления Министерства юстиции Германии, так никто не мешает представителям каких-то государств высказать свои недоумения как участникам МУС по поводу таких решений. Это некая политическая сфера и некая коммуникация, которая не имеет юридического значения, но МУС сейчас функционирует в качестве площадки для коммуникаций. Что касается процессуального права — обжаловать у государства возможности нет, но это и не нужно государству, оно вполне может игнорировать решение МУС и просто не исполнять или сделать политическое заявление о том, что оно не будет его исполнять. Этого более чем достаточно в такой ситуации».

Стоит отметить, что международных судов в Гааге два. Один — подотчетная ООН структура, которую организовали еще в 1945 году, и называется он просто — Международный суд. И второй — который выдал ордер на арест Владимира Путина. Его создали 20 лет назад на основе Римского статута для того, чтобы расследовать преступления против человечности, геноцид, военные преступления и преступления агрессии. В основном суд рассматривал дела африканских политиков. Отчитывается он в основном перед странами, которые признают его юрисдикцию. Их около сотни, но Россия, Украина, Индия, Китай, Израиль и США суд не признают. Причем в случае со Штатами отказ от признания юрисдикции МУС был связан с опасениями, что суд начнет рассматривать дела об американских военных в Ираке и Афганистане.

Как указано на сайте организации, МУС за все время работы выдал 38 ордеров на арест, вынес девять обвинительных и четыре оправдательных приговора. То есть не сказать чтобы за более чем 20 лет работы суд показал свою эффективность. И решение по ордеру на арест Владимира Путина — политический, а не правовой шаг, считает председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

Федор ЛукьяновФедор Лукьянов председатель президиума СВОП, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» «Это очень демонстративная мера воздействия, она еще в большей степени, чем сейчас, делает невозможными контакты российского руководства со странами, поддерживающими такое решение (а это фактически все западные страны). Я не думаю, что это связано с визитом Си Цзиньпина. Такие решения обычно готовятся и не одномоментно принимаются. Но это скорее попытка указать всем странам мира за пределами Запада, которые не находятся в общей коалиции против России, что они должны определиться, сделать выбор, поддерживают они российскую власть или нет. Это как в прошлом году, когда был активный призыв подключиться к санкциям против России, только на этот раз он выражен в гораздо более застроенной форме. Как это сработает — довольно интересно, потому что предыдущие призывы, которые были связаны с санкциями, не сработали. Американцам не удалось вовлечь в свою антироссийскую санкционную коалицию никого, кроме официальных союзников США. В данном случае предпринимается попытка еще раз это сделать на более высоком уровне».

О всего лишь символическом значении ордера на арест российского президента пишет и западная пресса — такие мнения обозначились на страницах Bloomberg и The New York Times. Последняя также указывает на давление, которое оказали на МУС. Неправильным шагом ордер назвали и в The Wall Street Journal, призывая администрацию Джо Байдена не одобрять действия суда.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию