16+
Вторник, 9 августа 2022
  • BRENT $ 95.07 / ₽ 5776
  • RTS1083.52
1 июля 2022, 10:34 Право

За что арестовали Владимира Мау? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Арест людей такого масштаба, как ректор РАНХиГС Владимир Мау, невольно вызывает вопросы о том, что же было подоплекой, почему именно сейчас, отмечает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: ITAR-TASS

По данным следствия, ректор РАНХиГС Владимир Мау «проходит обвиняемым по уголовному делу о мошенничестве в особо крупном размере, ранее возбужденному в отношении бывшего заместителя министра просвещения Российской Федерации Марины Раковой, директора Института общественных наук РАНХиГС, ректора Московской высшей школы социальных и экономических наук Сергея Зуева и других лиц».

Когда происходит арест людей такого масштаба, как Владимир Мау, сразу возникают вопросы. Что же там на самом деле является подоплекой? Почему сейчас? И, наконец, кто заказал? Когда уголовное дело возбуждают против человека, который начинал как один из ближайших соратников Гайдара, а затем стал виднейшим представителем «системного либерализма», максимально лояльного политическому руководству страны, то подозрений насчет политической подоплеки становится еще больше. Тем более в нынешнее непростое время спецоперации, которая, являясь острейшим проявлением противостояния с Западом, да и со «всемирным либерализмом», тоже не может не оказывать воздействия на внутреннее состояние нашего общества.

В этом смысле мы еще даже не в середине пути, а в его начале. Тем более что подписи Владимира Мау не появилось сразу под письмом ректоров вузов в поддержку спецоперации. Но она появилась там позже. Тем более что вверенное Мау учреждение всегда отличалось именно либерализмом как преподавательских позиций, так и научных исследований. Как скажут бдительные охранители, ректор фактически покрывал людей открытых оппозиционных взглядов. Например, политолог Екатерина Шульман работала у Мау и читала лекции студентам до самого своего отъезда на исследовательскую работу в Германию, после чего была тут же признана СМИ — иностранным агентом.

Сразу, конечно, напрашивается ехидный вопрос: а был бы Владимир Мау подвергнут аресту, если бы сейчас писал в Twitter (соцсеть заблокирована в России) нечто решительное в поддержку спецоперации в стилистике Дмитрия Медведева? Оставим его без ответа.

Лучше посмотрим на весомость обвинений. Навскидку в изложении суда и следствия они ведь действительно выглядят серьезными. Устройство на фиктивную работу дюжины чиновников, какие-то сумасшедшие миллионные суммы зарплат и премий отдельных фигурантов. Для стороннего наблюдателя все это непонятно за что, поскольку именно такой фразой любой наш обыватель может покрыть любые гуманитарные исследования. Причем покрыть крепко.

Правда, защита и сам Мау говорят, что инкриминируемое фиктивное трудоустройство чиновников Минпроса относится самое позднее к 2018 году, причем уже тогда эти люди в академии не работали. На что одни скажут, что защита всегда что-нибудь говорит, не признавая вины. Но другие скажут, что такие следственные реминисценции действительно выглядят натянутыми. Чего ждали-то четыре года?

Само следствие опирается теперь на показания Марины Раковой, бывшего замминистра просвещения еще при Ольге Васильевой, с которой была на ножах, а затем вице-президента Сбербанка. Долгое время она продвигала проект строительства детских технопарков «Кванториум», создав их более 130. Проект пользовался поддержкой на самом высоком политическом уровне. Затем Ракова занялась созданием цифровой платформы для российских школ наряду с ректором Шанинки Сергеем Зуевым. Именно в связи с этим проектом вроде бы и были трудоустроены 12 чиновников от Минпроса. Но можно ли предположить, что они все же делали в этой ипостаси нечто полезное для продвижения проекта? Или они просто пришли с улицы и попросили дать им фиктивную работу?

После возбуждения уголовного дела против Раковой в связи с данным масштабным проектом, который тянул на перестройку всего школьного образования в стране, сразу поползли слухи, что «заказчиками» могли выступить те, чей многомиллиардный бизнес по изданию традиционных учебников был поставлен под угрозу. Впрочем, теперь Ракова, находящаяся под следствием уже не один месяц, причем в СИЗО, дает показания на Владимира Мау. Такая методика добычи показаний известна.

В изложении следствия все выглядит, еще раз повторим, довольно серьезно. Но почему-то тут вспоминается другое громкое дело — режиссера Кирилла Серебренникова. Где поначалу тоже все выглядело более чем серьезно, речь шла о многомиллиардных хищениях, о якобы непоставленных спектаклях и похищенных миллиардных премиях. Но по мере обрастания деталями, которые становились достоянием публики, все стало уже совсем не так однозначно. И даже спектакли нашлись. Поставленные. Само дело в результате практически «рассосалось», хотя не без труда. Впрочем, уточним, ему дали возможность «рассосаться». А могли бы и не дать. И все бы сели. Сейчас Серебренников в Европе критикует действия российских властей на Украине, созданный им «Гоголь-центр» вот только что, мягко говоря, переформатирован и подвергнут кадровой чистке. В этом смысле дело Серебренникова окончательно закрыто только сейчас.

У Владимира Мау, говорят, был билет в Турцию на отдых на 2 июля. Может, он туда еще когда-нибудь попадет. Но вряд ли уже, сохранив должность ректора Российской академии народного хозяйства и госслужбы. При президенте Российской Федерации, между прочим. А в ближайшие месяцы охочая до таких громких дел публика будет обсуждать миллионы за то ли выполненные, то ли невыполненные контракты и премии за то ли выполненную, то ли невыполненную работу. И эта досужая публика все равно ничего не поймет и запутается. А этим «всяким разным либералам» она нутром никогда все равно и не верила. Тем более когда речь идет об образовании. Учить теперь надо по-другому. И будут.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию