16+
Среда, 29 мая 2024
  • BRENT $ 83.65 / ₽ 7467
  • RTS1167.72
16 февраля 2022, 23:48 Политика

Эскалация и деэскалация вокруг Украины имеют свою цену — на бензоколонках США. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В годы холодной войны опорой внешней политики Америки являлось согласие с тем, что борьба за демократию во всем мире должна иметь свою цену, но сегодня это уже не так, отмечает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президент США Джо Байден выступил с заявлением по теме кризиса вокруг Украины. Обращаясь к россиянам, он сказал, что США, НАТО и Украина не угрожают России. При этом отметил, что вторжение России все еще возможно, так как у границ с Украиной по-прежнему остаются войска. Отвод войск, о котором накануне сообщила Москва, еще предстоит проверить. Ему вторил госсекретарь Энтони Блинкен, который заявил, что Россия стягивает к границе с Украиной «все больше войск» вместо того, чтобы перейти к деэскалации.

Ранее некоторые СМИ называли вероятной датой вторжения России на Украину 16 февраля. Представитель МИД РФ Мария Захарова, комментируя ситуацию, заявила: «Сегодня мы отмечаем очередной день ненападения на Украину». По ее словам, даже отвод российских подразделений с учений некоторыми СМИ толкуется как «некий хитрый маневр по отвлечению внимания от будущего вторжения». Отвод военных к местам дислокации после учений — это обычная практика, напомнил ранее пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. При этом, отвечая на вопрос журналистов о заявлениях НАТО об отсутствии признаков деэскалации на границе с Украиной, он отметил, что у НАТО имеются проблемы в системе оценки ситуации. Можно ли сказать, что кризис пошел на спад?

Джозеф Байден, конечно, не мог промолчать в знаменательный день — а выступал он за полчаса до дня икс, когда со ссылкой на его администрацию было назначено «вторжение русских на Украину». И конечно, он не мог не воспользоваться поводом представить себя бенефициаром. Угрозы которого, мол, оказали решающее воздействие на Кремль.

Известный колумнист газеты The New York Times Томас Фридман не преминул тут же пропеть оду президенту-демократу: дескать, «сонный Байден», как его прозвали в Америке, заставил «моргнуть Владимира Путина». Фридман, помнится, приезжал некогда в Москву с рекламным туром по поводу выхода своей книги «Плоский мир», рассказывая, как мы скоро будем все — от Сирии и Венесуэлы до России и США — жить по примерно одинаковым демократическим законам. По его мнению, Байден поставил Кремль перед угрозой обрушения российской экономики из-за санкций, сплотил ряды Запада. А заодно послал сигнал Китаю: мол, мы и с вами церемониться не будем, если посягнете на Тайвань.

Однако если все же взглянуть на ситуацию не с позиций «плоского мира», а реального, весьма разухабистого, то столь поспешное определение победителя выглядит некорректным.

Все же Москва, встряхнув ситуацию угрозами перебить все горшки на мировой политической кухне, добилась согласия обсуждать те военно-технические вопросы контроля вооружений, которые еще полгода назад на Западе никто обсуждать не хотел. А теперь, как говорит Сергей Лавров, выдают наши предложения за свои. Даже поставив Украине несколько бортов вооружений, НАТО откровенно показала ей, что сражаться за нее не будет. Из Киева даже офис ЦРУ съехал во Львов. А ведь могли бы остаться, чтобы наладить подпольно-партизанское движение против «русских оккупантов», когда те войдут в Киев. Канадские и британские военные инструкторы отъехали подальше от линии предполагаемого фронта. В общем, Украине дали понять — «сама-сама».

Америка, не говоря о Евросоюзе, не решилась на превентивные санкции против России. Так что в краткосрочном плане она почти ничего не проиграла на фоне информационной истерии, зато выиграла на резком подорожании основных товаров своего экспорта.

Байден затронул и этот чувствительный момент: мол, в случае новой эскалации вокруг Украины и принятия жестких санкций против России такая борьба за демократию и свободу, как знают по опыту американцы, будет и для них иметь свою цену.

Надо заметить, что при рейтинге одобрения в районе 40% это весьма рискованное заявление для Байдена. Вряд ли все американцы рады будут приплачивать доллар-другой в пользу украинской демократии при каждой заправке, при том что указать ее на карте могут лишь 35% американцев. Средняя цена на бензин в США сейчас в пересчете на литры и рубли — около 70 рублей. Средняя российская цена за Аи-95 — 53 рубля. Цена на газ в США за последний год выросла на 24%, на бензин почти на треть. Если, как предлагают республиканцы, уже сейчас ударить по «Северному потоку — 2» и всему российскому нефтегазовому экспорту, цена «за демократию» на бензоколонках вырастет еще сильнее. Хотя в нынешних ценах заложена общемировая инфляция, рост цен на топливо ускорился именно на фоне украинского кризиса.

В годы холодной войны опорой двухпартийной внешней политики Америки являлось согласие с тем, что борьба за демократию во всем мире должна иметь свою цену. Но сегодня это уже не так. Поэтому наряду с продолжением санкционных и прочих угроз в адрес Москвы и подтверждения незыблемости основных принципов функционирования НАТО Вашингтон будет вынужден искать и дипломатические пути решения проблем. При этом внутри США у Байдена немного пространства для маневра: политический истеблишмент не потерпит никаких «существенных уступок» нынешней России.

Все это сохраняет почву для дальнейшего балансирования на грани военного конфликта вокруг Украины еще долгое время. Периоды относительного затишья будут сменяться новыми вспышками эскалации, обвинения по поводу скопления российских войск будут постоянными. Хотя могут начаться и переговоры по разоруженческим темам. Вопрос в конечном счете упирается в саму Украину и те же Минские соглашения, пока политически невыполнимые для Киева. Их выполнение было бы синонимично обретению Украиной внеблокового статуса. Но тогда в отдаленном будущем все равно встал бы вопрос о том, приемлема ли для Москвы «вестернизация» Украины в принципе. Ее вступление, скажем, в ЕС без членства в НАТО.

Альтернатива минскому процессу обозначена — признание независимости самопровозглашенных ЛНР-ДНР, резолюция Думы на сей счет «подвешена». Сколько понадобится Москве времени, чтобы добиться поставленных стратегических целей? При отсутствии гарантий на успех. Может быть, речь идет о политической вечности. Но запущен процесс, который имеет самодостаточный характер. И он во многом построен на признании той нехитрой истины, что мир по-прежнему не плоский, что все имеет свою цену, а внешняя политика во имя «высоких принципов» покупается далеко не всеми избирателями. Если их, конечно, вообще кто-то спрашивает.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию