16+
Вторник, 28 мая 2024
  • BRENT $ 84.12 / ₽ 7440
  • RTS1174.75
16 февраля 2022, 08:32 Политика

Визит канцлера ФРГ обошелся без чрезмерного драматизма. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Следующий акт этой политической драмы будет зависеть во многом от действий Киева, рассуждает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

В Кремле прошли трехчасовые переговоры Владимира Путина и Олафа Шольца. Это была их первая очная встреча. Политики обсудили как вопросы двусторонних отношений, так и общие проблемы безопасности в Европе. Чем примечателен этот визит и зачем он был нужен?

Доводилось встречать столь драматичное определение, что, мол, визит лидера Германии, страны, развязавшей две мировые войны, приехавшего теперь мирить Россию с Украиной, будет чуть ли не последней попыткой предотвратить новую войну. Ну еще бы, ведь англосаксонские таблоиды — это теперь такой новый подвид внешнего врага — раструбили, что на 16 февраля назначено «русское вторжение на Украину».

Для пущего нагнетания страстей дипломаты почти 40 стран дружно съехали из Киева, а в посольстве США даже спецоборудование уничтожили. Видимо, в точности следуя духу фильма-боевика Майкла Бэя «13 часов: тайные солдаты Бенгази», где рассказывается о штурме исламистами Ливии американского посольства и гибели посла Криса Стивенса. В ту пору госсекретарем в администрации Обамы была Хиллари Клинтон, и эта история отчасти стоила ей поражения на выборах. Байден, у которого за плечами уже своя не очень удачная история эвакуации американцев из Афганистана, видимо, не хочет попасть в аналогичный сценарий на Украине. Вот примерно так теперь и делается большая политика — как голливудское муви, где кто забил за собой хеппи-энд на информационной поляне, тот и прав.

Во всем этом есть, конечно, элемент так называемого инфотейнмента — гибрида информации и шоу-развлечения для публики, которая в массе своей пока всерьез ни в какую войну верить не хочет и соль-спички-гречку не скупает. Но всем, конечно, интересно, каков будет следующий акт этой постановки, про которую, дай бог, через пару-тройку месяцев не только обыватели, но и серьезные эксперты будут вопрошать: «Так что это было-то?!» Еще раз повторим: дай бог, чтобы так оно все и закончилось. Но пока гарантий нет, сценарист неизвестен. Похоже, что его вообще тут нет, и на сцене разгулялась импровизация в духе театра абсурда.

Визит Шольца, надо заметить, обошелся без повышенного драматизма. Совместная итоговая пресс-конференция с Путиным имела все шансы оказаться неимоверно скучным мероприятием, на котором главные действующие лица говорили, конечно, на совершенно разных языках, не имеется в виду русский и немецкий, а разные политические языки. Однако информационное действо не дал окончательно «засушить» российский президент, который несколько раз, что называется, «зажег». Он назвал происходящее в Донбассе геноцидом и повторил, что если Украина вступит в НАТО не завтра, а послезавтра, то для России это ничего не меняет: Москва хочет решить этот вопрос сейчас. Раз хочет, значит, будет продолжать решать. Германский канцлер с термином «геноцид» применительно к Донбассу не согласился, кстати. И это одна из иллюстраций разницы политического языка двух стран.

В то же время в ответ на замечание Шольца о том, что признание независимости самопровозглашенных ЛНР-ДНР станет «катастрофой», Путин ушел от ответа на вопрос, сделает ли он это после принятия Думой соответствующей резолюции. Дав понять, что ждет от Киева выполнения Минских соглашений. Тем более что, по уверению канцлера, Зеленский накануне обещал, что вот-вот будут представлены законопроекты об особом статусе Донбасса и местных выборах.

Визит германского канцлера не был лишен даже прежних черт «дипломатической нормальности»: он возложил венок к Могиле Неизвестного Солдата в Александровском саду.

Кремль, со своей стороны, тоже сделал ряд важных шагов, в результате которых градус информационной истерии несколько снизился. О них было объявлено на прошедших накануне бесед Путина с министрами Лавровым и Шойгу.

Во-первых, Москва согласилась на переговоры по так называемым второстепенным вопросам, которые касаются разоружения, контроля вооружений и военной активности в Европе. И Путин еще раз подтвердил это на пресс-конференции с канцлером ФРГ. Но при этом «параллельно» будут ставиться и главные вопросы — о нерасширении НАТО на восток, откате его инфраструктуры на позиции 1997 года и неразмещении ударных вооружений близ российских границ.

Во-вторых, было объявлено о завершении части военных учений. И уже утром 15 февраля были показаны кадры отвода части войск в места постоянной дислокации. В частности, после учений в Крыму.

На Западе заговорили о той самой «деэскалации», которой требовали от России. Однако российские политики продолжают напоминать, что они всегда были за дипломатический путь решения проблем и ни на кого нападать не собирались.

Следующий акт этой политической драмы будет зависеть во многом от действий Киева. Удалось ли Макрону и Шольцу уломать Зеленского на выполнение того, что на Украине считается политически невыполнимым, а именно на предоставление Донбассу особого автономного статуса, альтернативой чему может стать выход этой трехмиллионной территории из состава Украины. Ну а пока — антракт, во время которого за кулисами два режиссера-постановщика будут решать судьбу RT и Deutsche Welle. И что-то подсказывает, что они все-таки как-то так решат вопрос с их вещанием, чтобы никого сильно не обидеть. Потому что могут же, когда захотят.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию