16+
Суббота, 20 июля 2024
  • BRENT $ 82.56 / ₽ 7267
  • RTS1076.63
22 января 2020, 19:32 Право

Абызов заявил о появившейся у него в СИЗО болезни

Лента новостей

На продлении ареста экс-министр рассказал, что начинает в «Лефортово» уже четвертый курс лечения, но не может получить необходимую медпомощь. Его защитники заявили, что нахождение под стражей может угрожать жизни и здоровью Абызова

Михаил Абызов.
Михаил Абызов. Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

У бывшего министра по делам Открытого правительства Михаила Абызова в СИЗО «Лефортово» диагностировали острое неврологическое расстройство. Об этом стало известно на заседании Басманного суда столицы, который рассмотрел ходатайство следствия о продлении ему срока ареста до 26 марта этого года. Отсутствие эффективного лечения в неволе дало повод фигуранту поставить вопрос о переводе под домашний арест. Однако суд эти аргументы не убедили.

О том, что у Абызова начались серьезные проблемы со здоровьем, стало известно в самом начале процесса , когда судья Артур Карпов спросил, имеются ли у обвиняемого хронические заболевания. Арестованный, который в очередной раз не мог вспомнить ни адрес своей прописки, ни фактического места жительства, смешался. «Я не знаю, как охарактеризовать заболевание, которое у меня сейчас появилось», — признался фигурант.

«Ну а те, что раньше были? Такой вопрос не должен заставать человека врасплох», — удивился судья. После этого Абызов и сообщил о болезни. Позже выяснилось, что «острое неврологическое расстройство с последствиями нарушения, в том числе опорно-двигательной системы» было диагностировано врачами медсанчасти «Лефортово» еще летом, «в конце июля — начале августа 2019 года».

«Я на завтрашний день начинаю четвертый курс лечения», — проинформировал Абызов, отметив, что три предыдущих были признаны неэффективными. При этом экс-министр посетовал, что в условиях изолятора не может получать квалифицированную медицинскую помощь. «Я прошу ходатайство следствия отклонить», — обратился он к суду.

Десять месяцев в неволе

Под стражей 47-летний Михаил Абызов оказался 27 марта 2019 года. Следствие утверждает, что в 2012-2014 годах Абызов, являясь бенефициарным владельцем нескольких офшорных компаний, создал и возглавил преступное сообщество. Вместе с соучастниками он обманул акционеров ОАО «Сибирская энергетическая компания» (СИБЭКО) и ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС), занимавшихся в Новосибирской области и Алтайском крае производством и передачей электроэнергии.

Он убедил их в необходимости проведения сделки, в результате которой структуры Абызова продали им акции четырех других компаний по завышенной более чем в 21 раз цене. Ущерб следствие оценило в 4 млрд рублей, предъявив Абызову обвинение в создании преступного сообщества и мошенничестве в особо крупном размере (ч. 3 ст. 210 и ч. 4 ст. 159 УК РФ), а позже также инкриминировав незаконное предпринимательство и отмывание около 30 млрд рублей (ст. 289 и 174.1 УК РФ).

Вместе с ним в СИЗО оказались также еще семь человек: бывшие топ-менеджеры и сотрудники его компаний. Никто из них вину не признал. Потерпевшими по делу признаны миноритарии СИБЭКО и РЭС Николай Рубцов, Георгий Акопян и ФГУП «Алмазювелирэкспорт».

Старший следователь по особо важным делам при председателе Следственного комитета генерал-майор юстиции Сергей Степанов просил оставить Абызова в СИЗО еще на два месяца. Он также ходатайствовал о продлении срока ареста бывшему генеральному директору компании «СИБЭКО» Александру Пелипасову и бывшему члену совета директоров этой компании, а ныне президенту Новосибирской региональной федерации самбо Николаю Степанову (тезке следователя).

Доводы следствия

Свое ходатайство следователь мотивировал стандартными доводами, в частности об особой сложности дела объемом свыше 350 томов, срок следствия по которому продлен до 25 июня. Представитель СК сообщил, что по делу было направлено более 20 международных запросов об оказании правой помощи в другие государства, допрошены более 50 свидетелей, отправлено более 150 запросов в налоговые органы, кредитные и иные организации, арестовано имущество, деньги, а также доли в предприятиях на сумму свыше 28 млрд рублей.

Он указал, что завершить расследование пока не представляется возможным, а выпускать обвиняемых нельзя. «Находясь на свободе, они могут продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям и потерпевшим, а также предложить им выгоды материального характера», — сказал генерал, добавив, что у Абызова имеется недвижимость в Италии и Великобритании, а также виза в США. Прокурор Анна Потычко поддержала его ходатайство.

Сам Михаил Абызов, у которого в СИЗО сильно отросли волосы, в очередной раз заявил о непонятности обвинения. При этом он уличил следователя в неточности. «Следователь Степанов в вашем присутствии заявил, что вменяемые мне деяния не относятся к экономическим преступлениям, так как заключаются в хищении акций энергетических компаний СИБЭКО и РЭС», — сказал он. При этом Абызов подчеркнул, что на самом деле ни ему, ни другим фигурантам дела это никогда не вменялось.

«Меня подозревают в хищении средств у акционеров этих компаний. И с точки зрения акций никаких упоминаний в материалах дела нет», — добавил он. Ранее Абызов не раз заявлял, что не мог совершить преступления, так как в тот период работал на госслужбе, а все принадлежавшие ему активы были до 2018 года переданы им в доверительное управление.

Шестеро адвокатов попытались убедить суд в необоснованности обвинения, а также в чрезмерности избранной Абызову меры пресечения. «То, что было, по версии следствия, похищено, никогда не принадлежало лицам, признанным потерпевшими», — заявил защитник Абызова Алексей Кирсанов.

По мнению адвоката, фигурантам неправомерно вменили мошенничество в особо крупном размере, ведь доли миноритариев исчисляются тысячами рублей. «Потерпевшим принадлежит девять тысячных процента акций (а это 231 тысяча рублей), тогда как обвиняемому — 95%. О каких четырех миллиардах может идти речь?» — возмутился адвокат.

При этом он посетовал на то, что следователь просто «не может разъяснить фигурантам, кто, у кого и что украл», и тем самым лишает их права дать показания.

И снова о здоровье

Другой защитник подследственного Дмитрий Кравченко вновь коснулся темы здоровья своего подзащитного. Он рассказал, что 17 января обследовавшая Абызова в СИЗО врач-невролог поставила ему «целый ряд диагнозов» и рекомендовала проведение высокотехнологичных исследований, в том числе МРТ, которые невозможно провести в условиях СИЗО. «В случае если Абызов останется под арестом, он будет испытывать неизбежный уровень страданий, создастся реальная угроза его жизни и здоровью», — резюмировал адвокат.

Двое других фигурантов и их защитники также просили отклонить ходатайство СКР. Так, Николай Степанов, почетный энергетик и заслуженный работник ТЭК, просил отпустить его домой к троим детям, а также престарелым родителям, сообщив, что его отец болен раком в четвертой стадии, а мать — ишемической болезнью сердца и они нуждаются в уходе. Фигурант, в частности, предложил за свое освобождение залог в 10 млн рублей. Также он просил перевести его под домашний арест в деревне Бурцево Новомосковского округа.

Александр Пелипасов был готов на любую другую меру пресечения, кроме стражи. Его защитник предложил залог в 3 млн рублей. Однако, выслушав доводы сторон, суд продлил всем троим обвиняемым срок нахождения в СИЗО до 26 марта. Защитники заявили, что не согласны с решением суда и обжалуют его в апелляции.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию