16+
Понедельник, 27 мая 2024
  • BRENT $ 82.09 / ₽ 7363
  • RTS1195.58
8 сентября 2009, 23:19 Финансы

Плавающие курсы вместо доллара

Лента новостей

Конференция ООН по торговле и развитию поддерживает ограничение роли доллара как резервной валюты. Орган ООН выступает за новую систему регулируемых плавающих курсов, чтобы решить проблему огромных дефицитов и профицитов в международной торговле

Надпись на стене. Фото: AFP
Надпись на стене. Фото: AFP

Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) поддерживает ограничение роли доллара в качестве резервной валюты и предлагает свой план реформирования мировой валютной модели. В своем ежегодном отчете ЮНКТАД призывает создать новую систему регулируемых плавающих курсов, чтобы решить проблему огромных дефицитов и профицитов в международной торговле.

В отчете ЮНКТАД о торговле и развитии (Trade and Development Report 2009) говорится, что валютно-финансовая система, на которой основывается мировая экономика, работает неправильно, и это во многом стало причиной финансового и экономического кризиса. Кроме того, доминирование доллара как главного средства международных расчетов также сыграло важную роль в усугублении глобальных дисбалансов.

По сути в отчете содержится призыв о создании новой модели регулируемых курсов, в рамках которой центробанки будут должны выполнять интервенции и либо поддерживать, либо снижать курс своей валюты, в зависимости от того, как развивается ситуация в мировой экономике в целом.

Также предполагается, что страны с торговым профицитом, такие как Китай и Германия, должны стимулировать свою экономику, чтобы сократить дисбалансы со своей стороны — в противоположность нынешней ситуации, когда основная нагрузка, связанная с корректировкой диспропорций, ложится на дефицитные страны, такие как Великобритания.

В отчете подчеркиваются недостатки нынешней международной системы, в которой в качестве резервного актива используется национальная валюта одной из стран. Такая система всегда зависит от денежно-кредитной политики центробанка-эмитента. Но принимаемые им решения отражают национальные интересы и предпочтения, а не потребности международной системы расчетов. Другой недостаток в том, что в периоды неравновесия платежных балансов вся нагрузка по выравниванию диспропорций ложится на государства с дефицитами внешнеэкономических балансов. И на практике МВФ усугублял этот эффект, выдвигая требования об ограничительной денежно-кредитной политике (сокращение госраходов и повышение процентных ставок) в дефицитных странах в качестве условий кредитных соглашений при предоставлении помощи, вместо того чтобы призывать профицитные страны к проведению расширительной политики. В то же время, подчеркивается в отчете, нынешняя модель не предусматривает специальной дисциплины для профицитных стран либо дефицитных стран, которые являются эмитентами резервного средства (в данном случае США).

Сегодняшний глобальный финансовый и экономический кризис является отражением доминирующей роли чисто финансовых операций над реальной производственной деятельностью, говорится в отчете. Слепая вера в эффективность свободных финансовых рынков привела к тому, что власти разных стран и регуляторы недооценивали риски и проводили всестороннюю политику дерегулирования. В результате частные субъекты рынка могли нарастить избыточную долговую нагрузку и создать хаос в национальных и международных финансовых системах.

Большие сегменты финансовых рынков полностью отдалились от «реального» сектора. Секьюритизация и другие финансовые «инновации» разрушили взаимосвязь между кредиторами — прежде всего банками — и заемщиками. Как отметил в обзоре к отчету генеральный секретарь ЮНКТАД Супачаи Паничпакди, «в США доля финансового сектора в ВВП за период с 1983 по 2007 год выросла с 5% до 8%, тогда как его доля в совокупном объеме прибыли корпораций увеличилась с 7,5% до 40%».

Многие новые финансовые инструменты способствовали развитию непрозрачной, плохорегулируемой и малокапитализированной теневой финансовой системы, говорится в отчете. Вклад таких рынков в благосостояние общества очень сомнителен. В отчете указывается, что рост в сфере финансов не всегда ведет к увеличению выпуска; есть некий порог, после которого разрастание финансовой системы оказывает отрицательный эффект.

«Опыт нынешнего кризиса ставит под вопрос традиционное мнение, что лучшим рецептом содействия экономического развития страны является снятие всех преград для международного движения капитала», — говорится в отчете.

Но ни управление движением капитала, ни новая международная резервная валюта не решит главную проблему, возникающую перед многими странами, в особенности странами с развивающейся экономикой — проблему регулирования валютного курса. Ни одна страна не сможет эффективно справляться с внешним влиянием — как за счет полностью гибкого, так и за счет жестко регулируемого валютного курса. Ввиду этого экономисты ЮНКТАД предлагают перейти к системе регулируемых гибких валютных курсов.

«Одним из реальных решений проблемы валютных курсов стала бы система регулируемых плавающих курсов, ориентирующаяся на целевой уровень, который согласуется с устойчивой позицией платежных балансов. «Поскольку обменный курс — это переменная, связанная более чем с одной валютой, то намного больше шансов прийти к стабильной системе в рамках многостороннего соглашения о регулировании валютных курсов», — заявляют в ЮНКТАД.

Принцип стабильного реального обменного курса на конкурентоспособном уровне позволил бы одновременно достичь нескольких целей. Так можно ограничить спекуляции, основными движущими факторами которых являются инфляция и разница в процентных ставках, которые в новой системе компенсировались бы изменением номинальных валютных курсов. Благодаря этому, в свою очередь, можно было бы предотвращать валютные кризисы, и не возникало бы чрезмерного повышения курса — одного из основных дестабилизирующих факторов для развивающихся стран в последние 20 лет.

Далее, это предотвращало бы фундаментальные и долгосрочные диспропорции в мировой экономике и возникающие в результате долговые ловушки для развивающихся стран.

Это также позволило бы избежать «проциклических» требований, которые выдвигаются как условия стабилизационных программ МВФ, как, например, сокращение госрасходов и повышение процентных ставок. Страны, сталкивающиеся с сильным давлением (понижательным) на национальную валюту, могли бы автоматически получать финансовую поддержку в рамках своп-соглашений или через симметричные интервенции в странах, где соответственно усиливается восходящее давление на валюту.

Это уменьшило бы необходимость аккумулирования международных резервов для поддержки валютных курсов и могло бы сочетаться с усилением роли SDR, если SDR предоставлялись бы в соответствии с потребностями той или иной стран в международной ликвидности для стабилизации реального курса на согласованном уровне.

Такая многосторонняя система решала бы проблему спекуляций и дестабилизирующих капитальных потоков, лежащей в ее истоках, говорится в отчете.

В разделе, посвященном реформированию резервной модели и роли SDR, ЮНКТАД рассматривает предложения комиссии Стиглица (Stiglitz Commission) при ООН. В частности, приводится вариант с введением в МВФ «счетов замещения» в SDR, на которых центробанки смогут депонировать долларовые резервы. Такой сценарий сделал бы возможным замещение существующих резервов без риска серьезного долларового кризиса. Но при таком варианте обменные риски не исключаются, а переносятся на МВФ, говорится в докладе. Кроме того, не решается проблема определения валютных курсов государствами-участниками. Любая международная система, которая использует одну или несколько национальных валют в качестве средства расчетов, будет зависеть от монетарной политики стран-эмитентов, подчеркивает ЮНКТАД.

Другая рассмотренная комиссией Стиглица мера, которая идет в реализации намного дальше, предусматривает выпуск новой «искусственной» резервной валюты «глобальным резервным банком» или реформированным МВФ. Новая глобальная резервная система может быть построена на основе существующей программы SDR.

Что касается использования SDR, ЮНКТАД подчеркивает, что в любой реформе международной системы должен быть решен вопрос о распределении «специальной валюты». Выделение SDR в пропорциях нынешних квот приводит к тому, что основные ресурсы получают страны «Большой семерки». В то же время те государства, которым больше других необходим приток международной ликвидности, получают минимальные доли.

Но ни счета замещения, ни центральная роль SDR в качестве средства международной ликвидности не решит главную проблему, с которой связана необходимость аккумулирования больших резервов — проблему нестабильности валютных курсов и угрозу атак на валюты, утверждает ЮНКТАД.

«Замена доллара на искусственную валюту решила ба некоторые проблемы, связанные с рисками дефицитных стран, и это способствовало бы некоторой стабилизации, — комментирует эксперт ЮНКТАД Детлеф Котте (Detlef Kotte), один из авторов отчета в интервью The Daily Telegraph. — Но необходима также система регулируемых курсов. Страны должны поддерживать реальные [с учетом инфляции] обменные курсы на стабильном уровне. Центробанкам придется проводить интервенции, и если они этого не выполняют, то соответствующее требование должен будет выдвинуть международный институт, такой как МВФ».

Обозреватели отмечают, что планы, рассматриваемые в отчете ЮНКТАД, можно назвать самыми радикальными предложениями по перестройке глобальной валютной системы. Хотя ряд стран, в том числе Китай и Россия предлагали рассмотреть вопрос о новой резервной валюте, и многие экономисты указывали на то, что экономический кризис связан с плохим функционированием пост-Бреттон-Вудской модели, до сих пор ни один крупнейший международный институт, в том числе «Большая двадцатка», не выдвигал какой-либо альтернативы.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию